Марина КАРАВАЕВА

ОГРАБЛЕНИЕ ПО-ДАМСКИ

На сцене Камышинского драматического театра 22 октября состоялась премьера маленькой антикризисной комедии «Дорогие мои бандитки», поставленной по пьесе московского драматурга Дмитрия Иванова московским режиссером Александром Штендлером. Зрителям она очень понравилась.

Как подсказал залу, предваряя первый показ, директор театра Евгений Бакин, посмотрим на сюжет и вообще на весь этот  бесконечно окружающий нас кризис с юмором. И жить станет легче. Что же, попробуем и мы с вами, дорогие читатели. Итак, поехали.

Секс по барабану

Когда на сцене, украшенной в стиле советского минимализма, появились четыре женщины, зрители, наверняка, сразу оценили их возраст. Той, что с прической «пышная химия» а-ля 1980-е, при ярком макияже, в узких брючках (в общем, «америкен бой, уеду с тобой») многие дали лет 55, а то и меньше. Двум замученным бытом теткам с хозяйственными сумками на колесиках мысленно «отвесили» по 60-65,  третьей – ближе к семидесяти.

Оказалось, это одноклассницы: Царева, или как ее дразнили в школе Царевна (заслуженная артистка Российской Федерации Лариса Жарова), Соня Каплан (артистка Наталья Дорошенко), Лыткина (артистка Галина Хвостикова) и Кузина или Кузя (артистка Лилия Дайнега).

Царева в перестроечное время рванула с «занюханным американцем, который показался миллионером», в Штаты и вот вернулась (из-за климата или климакса? — спросила подругу Соня). Созывая при помощи сотового подруг на встречу, Царевна шутливо спросила Кузину: «Это секс по телефону?». Та ответила: «Секс по барабану». Как показало дальнейшее действие, это не совсем так.

Взять и ограбить банк

Соня, дотянув до заветного рубежа, не стала хранить верность клятве «гиппопотама» (как обронила Лыткина, имея в виду Гиппократа) и ушла с должности участкового врача. Посчитала: запасных ног докторам не выдают, лучше гадать клиентам на картах – все приработок.

Лыткина продолжает работать учителем русского языка и литературы, потому, что «хрен-то ее на пенсию отпустили» – с кадрами «полная лажа». Говорить на сленге словесник научилась у учеников: это позволяет ей «базарить на уроках без напряга».

Кузя – многодетная мать, а теперь уже бабушка, которой для счастья не хватает 550 рублей на занавески и сериалов. Вспоминая о юности, сапогах-чулках и джинсах-варенках, она сетует, «плату за коммунальные услуги такую сделали, что на электричку до дачи не хватает, не то, что до Парижа». Все сошлись во мнении: хочется пожить по-человечески, тем более на склоне лет.

Неожиданное авантюрное предложение Царевны легло на подготовленную почву: нужно пойти и ограбить банк. Да не чей-нибудь, а Витьки Шептунова – их успешного одноклассника, бывшего двоечника, чуть ли не с пеленок ловеласа. Сказано – сделано.

Все мы немного дети

Не стану раскрывать сюжет: как говорится, лучше один раз увидеть (а может, и не один!). А вот об актерской и режиссерской работе, а также некоторых других деталях поговорить самое время. Браво, браво и еще раз браво: актрисы старшего поколения отлично вели роли. Естественность и разнообразие сценического поведения, чудо преображения – было все!

Эта убедительность, конечно же, признак мастерства (актерского, режиссерского). Но, кажется, она возникла еще и от того, что в каждом из нас живут Царевны, Кузи, Лыткины – девчонки (и мальчишки), которые однажды становятся кем угодно, но когда-то были просто детьми из одной песочницы, одного класса, вуза! Как это сближает поколения!

Особенно хорошо это почувствовалось, когда в сюжет о пожилых одноклассницах «ворвались» молодые актеры. Воспоминания дам о «бывших» так легко материализовывались! Мужья (артисты Петр Суханов, Роман Петров, Алексей Перетятько) являлись перед зрителями юными, веселыми, задорными. «Вот козел!», – порывшись в воспоминаниях, беззлобно провожали каждого женщины. И «образы» тут же улетучивались. Отличное решение!

Хорошо, но мало!

Были в нашем театре спектакли, когда мне, как журналисту, хотелось написать: «режиссер, будто не работал с актерским составом: каждый играл так, как считал нужным». Возможно, в некоторых случаях это оправдано. Но, как правило, приводит к ощущению, что зритель «ест непрожаренный пирожок». В «… бандитках» все по-другому. Считаю, что Александр Штендлер серьезно позаботился о том, чтобы все срослось, скомпоновалось.

Как мне показалось, он заранее обговорил с артистами все детали, предусмотрел все «случайные жесты». Если руководитель проекта поглощен процессом, любит актера, то такая предусмотрительность служит только во благо. Не зря же родилась такая профессия как режиссер-постановщик.

Как всегда радует постановка танцев (Ольга Шевченко). Ласкала слух и оттеняла действие прекрасная звуковая дорожка (треки на тему советских песен «Вернулся я на Родину» и «Что так сердце растревожено»). В общем, спасибо за премьеру, театр! Мы рады, что ты у нас есть! И пусть главным упреком от зрителя будет лишь тот, что я услышала на премьере: «Хорошо, но мало! Вот бы еще сценку из банка Витьки Шептунова посмотреть!». Мало – дело поправимое. Впереди у нас еще столько прекрасных театральных вечеров!

 

 

Светлана ТКАЧЕНКО

ДВА ЧАСА В «ОТЕЛЕ ДВУХ МИРОВ»

В Камышине состоялась необычная театральная премьера

В минувшие выходные на сцене Камышинского драматического театра состоялась долгожданная премьера спектакля «Отель двух миров» по пьесе французского драматурга Эрика Эманюэля Шмитта. Над его постановкой работала режиссер Яна Арзамасцева. На премьеру собрался полный зал, было видно, что камышане соскучились по родному театру и актерам. Вступительное слово произнес директор театра Александр Бакин, добавив зрителям еще больше интриг и вопросов относительно премьеры.
…Думаю, что мало кто из нас задумывался на такую тему: Куда попадают души людей, которые находятся в коме? Такие люди вроде еще не там, но уже и не здесь. Что происходит с их душами, пока тело покоится без движения? Именно в такой мир попадает зритель на новом спектакле. В нём сочетается актуальная тема, динамичный сюжет, разнообразие характеров персонажей, юмор и психологизм. Иначе и быть не может, ведь герои оказываются между жизнью и смертью, и никак не сообразят, где искать выход из этого положения. Самые разные люди, которых объединяет нетерпеливое ожидание прихода некоего доктора С., от которого, как они думают, зависит их судьба. Но на самом деле это совсем не так, и каждому предстоит понять это.
Этот спектакль, на мой взгляд, очень глубокий и серьезный, тонко затронуты проблемы нашего бытия: невнимательность к близким, поиск выгоды, одиночество, небрежность в отношениях друг к другу. Он заставляет задуматься о вечных ценностях и о предназначении каждого. Спектакль эмоциональный и нелегкий…особенно для тех, чьи родные, находясь в коме, уходили на лифте «вверх»…Но так хочется верить, что им было не больно и они могли танцевать в «Отеле двух миров».

Все это время зрители сопереживали, смеялись и даже плакали вместе с героями пьесы. Игра актеров тоже была оценена на должном уровне. Когда спектакль подошел к концу, зал рукоплескал им стоя.
Великолепный динамичный текст и мастерски закрученная интрига популярного драматурга Эрика-Эммануэля Шмитта придутся по душе любому, даже самому избалованному зрителю. Те, кто не смог посмотреть спектакль в минувшие выходные, увидят его 16 октября.

 

АЛЕКСАНДР ИСАЕВ, член жюри и гость театрального фестиваля    

ТВОРЧЕСТВО ДУМАЮЩИХ

Возможно,”Пришло время собирать камни”. В разгуле демократических  псевдосвобод, отрицающих не только религиозные догматы, но и такие составные человеческого сообщества, как совесть, честь, благородство, сострадание и любовь, можно просто потерять все накопленные духовные ценности.

Пришло время задуматься, определить для себя то, куда может привести человечество нигилизм либеральной свободы от всего, что отличает человека от неразумной твари. Но этот образ вседозволенности тщательно внедряется людям через различные западные СМИ. В такое время уже сама постановка пьесы Ежи Брошкевича является гражданским подвигом против надвигающегося на человеческую культуру опаснейшего мракобесия.

Понятие свободы многогранно. Дело в том, что у каждого свое представление о личной свободе в зависимости от ценностей, которые личность сделала для себя приоритетными. Они могут варьироваться и искажаться столь радикально, даже доходить до полного извращения гуманистических понятий,  что только смертельный исход может остановить деградацию духовного сознания человеческой популяции.

Да, этот спектакль-размышление ставит перед каждым массу вопросов. И в первую очередь к себе любимому. Согласуется ли наше личное стремление к свободе с правом на свободу хотя бы ближайшего соседа? Не уродуем ли мы внедрением своих понятий “справедливого” общества сложившегося веками уклад других народов на этой планете?

Свобода – это тонкая и острая грань, которую очень точно передал в моноспектакль и пульсирующим музыкальным нервом вывел молодой актер и музыкант Александр Ферхов.  Отдельного внимания заслуживает великолепная работа художника-постановщика Валерия Мищенко. Лаконично и по — философски многогранна организация пространства всего происходящего на сцене.

Усиливает впечатление четкая простота и доверительное откровение хода пьесы, где сочетается с четкой профессиональной режиссерской проработкой каждого мгновения всего спектакля. Похоже режиссер-постановщик Яна Арзамасцева верит в своего зрителя, взявшись поставить столь глубокую и неоднозначную вещь. И она не ошиблась! Многие уходили после просмотра  с другими глазами, в которых отразились поставленные автором вопросы, донесенные до зрителя искусством команды творчески думающих людей.

 

 

Ольга КОЛОТОВКИНА

СЛАВИМ ПОДВИГ И ВОЛЮ К ЖИЗНИ

Камышинский драмтеатр празднует юбилей героя-земляка

Наверное, такая же погода была той весной, когда в провинциальном Камышине в семье Маресьевых родился сын. Его назвали Алексеем, и сегодня, век спустя, под такие же майские грозы, запах сирени и трели соловьёв, мы славим его как Героя и настоящего Человека.

Город готовится к юбилею своего земляка – прихорашивается, ремонтируется. Камышане с изумлением наблюдают за возведением сцены, удивляются скорости, с которой выкладывается плитка на тротуарах, сетуют, что до 20-го может отцвести сирень. Школьники читают книгу Бориса Полевого, смотрят фильмы о Маресьеве. Но знаете, во всём этом нет неприятного ощущения кампанейщины, как бывает, когда всё посвящено юбилею какого-то человека или события: провели запланированные мероприятия, быстренько отчитались и благополучно всё забыли. Нет! Личность героя настолько понятна и близка каждому из нас, что мы с любовью и благодарностью произносим: «Спасибо, Алексей Петрович!». Спасибо за Победу, спасибо за подвиг, спасибо за уроки мужества, которые мы получаем до сих пор.

Камышинский драмтеатр тоже в гуще предпраздничных событий. С прошлого года на сцене идёт спектакль «Повесть о настоящем человеке» в постановке режиссёра Сергея Бурлаченко. Скорее, это повесть о настоящих людях. Каждый герой спектакля по-своему проживает трудное военное время, но никто не проявляет ни трусости, ни подлости, ни жадности, ни каких-то других неприглядных человеческих черт. Каждый по-своему герой. И сам лётчик Алексей Мересьев (артист Артём Буняков) – наш земляк, выросший на этой же реке, смотревший с мечтой в эту же бездонную синь, упавший с небес и вновь покоривший высоту. И ребятишки, нашедшие раненого лётчика в лесу (артисты Мария Клыпина и Пётр Суханов), и дед Михайло, единственный мужик на всю округу, «бабий командир» (заслуженный артист России Николай Штабной), и профессор Клавдия Михайловна (заслуженная артистка России Лариса Жарова), отпустившая сына на передовую (а могла ведь, могла бы удержать, и был бы жив…). У каждого персонажа судьба трагична и нелегка. И каждый проявляет себя настоящим человеком.

Просто поражаешься, сколько горя досталось в войну и солдатам на фронте, и оставшимся в тылу бабам, ребятишкам. Очень проникновенно, дотрагиваясь до потаённых уголков каждого сердца, дед Михайло говорит: «Кабы я был какой командир, я бы, как немцев мы прогоним, собрал бы лучшие свои войска и вывел бы наперед бабу и велел бы всем моим войскам, значит, перед ней, перед бабой русской, маршировать и честь ей отдавать, бабе-то!..»

Зал замирает, слушая колыбельную, которую поёт Варя (артистка Марина Дроздова) раненому Мересьеву – не только ему, но и пропавшему на войне молодому мужу, и каждому солдату – такой запас неистраченной любви в этом голосе, столько тоски и боли в этой песне…

в-библитеке

На высокой ноте проходит и литературно-музыкальная композиция «Маресьев – наш герой», поставленная Евгением Бакиным. Звучат стихи, звенит и раскатывается бесподобный голос Алексея Перетятько Профессионально и проникновенно поют Лала Белоглазова, Александр Ферхов, Светлана Олейник, Юрий Юдин. Перед глазами зрителей мелькает юность героя, его подготовка к полётам, переписка с сыном. А как Маресьев перед врачебной комиссией «барыню» пляшет! (В композиции роль Алексея Петровича исполняет артист Алексей Рязанцев). Да любой враг дрогнет, увидев, что безногий лётчик так выплясывает! Ведь никто не знает, что после этих плясок «Маресьев сидел в крепко запертой ванной комнате, до крови закусив губу, опустив ноги в холодную воду. Едва не теряя сознание от боли, он отмачивал синие кровавые мозоли и широкие язвы, образовавшиеся от неистового движения протезов…»

Немного странно, что в Камышине не было памятника Маресьеву до 2006 года. Ведь это не только  памятник человеку-легенде, это символ мужества, стойкости и жизнелюбия русского характера. Вспоминая и чествуя Алексея Петровича, мы вспоминаем и чествуем и многих его современников, и наших с вами ровесников, которых называем героями-маресьевцами.

Ольга КОЛОТОВКИНА

СКАЗКА ПРО ЛЮБОВЬ

Яркий успех премьеры для самых маленьких театралов

Три персонажа. Красивые декорации – уютная лесная полянка. Давно известный сюжет. Красивые понятные  костюмы. Хорошая музыка. Безупречно выстроенный сценарий, где диалоги актёров чередуются с пением и танцами, не утомляя самых маленьких зрителей, а наоборот, привлекая их внимание.  Активное сотрудничество с залом, маленькие театралы участвуют в действии, а артисты выходят к зрителям и становятся им ещё ближе. Благодарность родителям, которые заботятся о воспитании своих малышей и с самого раннего возраста прививают им театральную культуру – умение вести себя в театре, умение понимать, что происходит на сцене, и очень важное умение сопереживать. И огромная горячая волна неподдельного детского восторга и восхищения. Таковы впечатления от премьеры спектакля Камышинского драматического театра «Золотой цыплёнок» по сказке В. Орлова, поставленного режиссёром Яной Арзамасцевой. Яна Александровна уже удивила нас детским спектаклем «Конёк-горбунок», а теперь порадовала и сказкой для самых маленьких. В ней так же, как в предыдущем спектакле, есть сказочные театральные эффекты. Например, очень забавно показано появление Цыплёнка на свет – оригинально и в то же время понятно.

Цыплёнок в исполнении артистки Марии Клыпиной вызывает умиление, когда он только вылупился и слабо семенит своими неокрепшими ножками; восхищает своей наивностью, честностью, бесхитростностью и любовью – безусловной любовью к близким и ко всему окружающему миру. Очень искренне сыграно, чем и подкупает. Радостный, солнечный персонаж, наполненный любовью, которая, как известно, побеждает всё. А в нашем случае побеждает даже хитрую лисью натуру с её желанием обмануть и непременно разбогатеть. Это каким надо быть, чтобы Лису перевоспитать! Уж она-то непроста, уж она-то хитра, у неё есть план на любую ситуацию. Я коварная и очень умная, вот что думает о себе Лиса. Хотя на самом деле рыжая хитрюга явно себя переоценивает: она не рассчитала, что Цыплёнок может родиться петушком, что Волк может полюбить Цыплёнка, что её ценности – тряпки, наряды, деньги, даже недвижимость (избушка Деда и Бабы) – не имеют значения в мире настоящей любви. Она использует в своих целях Волка – романтичного и свободолюбивого. Серый, конечно, подозревает, что Лиса обманывает его, но не может ничего с этим сделать. Он добродушен и простосердечен, он пьёт кефир и восхищается бабочками. Такого зверя вряд ли встретишь в лесу. Роль Волка в спектакле исполняет Роман Петров. Он с самого начала вызывает симпатию маленьких зрителей. Благодаря его стараниям Цыплёнок вырастает именно таким – смелым и отважным Петей-петушком, который, однако,  умеет любоваться красотой бабочек и цветов. А как Волк задушевно поет!

Впрочем, в спектакле все актёры хорошо танцуют и поют. Все песни к спектаклю написал заведующий музыкальной частью Александр Ферхов, а танцы поставила актриса Ольга Шевченко, сыгравшая Лису. Получился настоящий детский мюзикл. Здорово!

Сказка, как ей и положено, заканчивается хорошо и радостно. А впрочем, придите и посмотрите сами.

В день премьеры  в антракте зрителям преподнесли подарок юные вокалисты, которые занимаются у актрисы театра Лалы Тумалиевой.

 

 

Ольга КОЛОТОВКИНА

МНОГО ДЫМА

Впечатления о спектакле «Дон Жуан»

Во-первых, действительно очень много дыма. До такой степени, что некоторые зрители первого ряда вынуждены были спасаться бегством.  И гораздо меньшего количества было бы достаточно.

Жанр спектакля обозначен как трагикомедия. На мой взгляд, в спектакле получился винегрет из трагичного и смешного, а вот гармонии – не случилось. Да и зачем трагедия? У Мольера это вообще просто комедия.

Непонятно, зачем в руках актёров в некоторых сценах появляются микрофоны. Зачем  худенький слуга тягает по сцене на диване довольно тяжёлого отца? Обращаешь внимание именно на эту деталь, а не на то, что там этот сердитый отец говорит. Создаётся впечатление, что ему и самому не очень нравится кататься на диване.

Музыка прекрасно подобрана, пусть даже смешение стилей и эпох – всё в тему. Декорации интересные.  Очень  эффектно в темноте светятся зловещим красным светом части статуи. Костюмы тоже  этакие… с выдумкой. Только почему главному герою не дали какую-никакую портупею для шпаги? Как-то непонятно, куда он её суёт, такое впечатление, что за пояс. Не совсем удобно и даже неловко как-то выглядит.

То ли дело молодцы братья Эльвиры: «Попал?» — «Попал!»- вжик! – и шпага на месте. Вообще красавцы  — Юрий Юдин и Николай Дубровин, бесподобно сыграли свои роли. Очень хорошая и очень смешная сцена с ними получилась. Ну такой милашка Дубровин, ну такой Дартаньян!

Также очень весело  пропорхали по сцене  Александр Ферхов и Мария Тульникова. Прекрасный комический дуэт. С наслаждением смотрела на них – всё правильно, ни одного неверного слова или движения.

Эльвира неоднозначна – если в первом действии ей веришь безоговорочно, то во втором – так, рассказала и пошла. Не похоже, что в  монастырь пошла. Как-то не так в монастырь уходят. Спина какая-то не такая. И походка.

Торговец  Диманш говорит и выглядит смешно  – а как ловко Дон Жуан со Сганарелем его выставили! Хорошая сцена. Так же здорово они вдвоём соблазнили Шарлотту, да ещё и по-французски!  А уж сцена, где Дон Жуан успокаивает двух разгневанных претенденток на его сердце – Матюрину и Шарлотту – вообще прелесть. Не смущают даже поднятые кверху ножки крестьянок. Как не смущает и висящий на лестнице вниз головой нищий. Ему можно, он вообще  странен в этом мире, он не богохульствует — даже за деньги. Симпатичный малый. А вот статуи Командора я не увидела – только Алексея Перетятько в белом. Стучался в дверь он, правда, впечатляюще, грозно так, прямо здорово. Было похоже, что статуя стучит. А вошёл Алексей.

Слишком страстно прозвучал  монолог Дон Жуана о лицемерии и лицемерах – получается, что он обличает тех, к кому собирается примкнуть и кем сам собирается стать. Но ведь на самом деле он восхищается ими! Вот этот момент мне вообще непонятен.

Хотела соригинальничать и назвать свои впечатления «Много дыма из ничего» — нет, неправда, есть из чего идти дыму. Огня в спектакле хватает. Не хватает, наверное, гармонии, верного соотношения интонаций.

И получается, что впечатления от спектакля какие-то размазанные, цельности восприятия не случилось. Думала, не пойду больше на этот спектакль – да нет, пойду – может, пойму, может, сложится, может, случится. Как говорит в спектакле Шарлотта, может, оно само так вдруг и придёт…

 Людмила КУРСЕКОВА

ВАШ ВЫХОД СКОРО, ДОН ЖУАН!

В театре полным ходом идут репетиции спектакля «Дон Жуан» по пьесе французского драматурга классика Жана Батиста Мольера, премьера которого состоится 20 февраля. Над постановкой спектакля работает приглашенный из Москвы режиссер Игорь Карапетян.

Игорь Юрьевич окончил театральный институт имени Б. Щукина, ставил спектакли в Москве, Уфе, Ижевске, Казани…  В Камышине он работает впервые. Несмотря на плотный график репетиций, Игорь Юрьевич откликнулся на просьбу встретиться и ответить на некоторые вопросы о предстоящей премьере. Предлагаем читателям запись нашей беседы:

 — Почему выбор пал именно на эту пьесу, это выбор Ваш или театра?

— Это наш совместный выбор. Мне было предложено поставить спектакль на тему «плаща и шпаги», я отобрал несколько пьес, но, посовещавшись, мы остановились на «Дон Жуане». Пьеса эта очень многослойная, чем она мне и интересна, как режиссеру, а сам образ Дон Жуана очень многогранный.  У любого мужчины много общего с этим образом….  Да и сам Мольер именно таким и был, несмотря на то, что не обладал красивой внешностью, а наоборот, был невысоким и пухленьким. Тем не менее, о его любовных похождениях был наслышан даже сам король Франции!

Свои размышления о жизни, о любви, о смерти Мольер вложил в уста Дона Жуана, можно сказать, что это почти автобиографическая пьеса!

Мольер – философ эпохи просвещения, а пьеса – его способ донести ту или иную мысль до людей. В театре он сам играл Сганареля. Эти два образа друг от друга неотделимы – Дон Жуан и его слуга и друг Сганарель.  Дон Жуан умер бы от одиночества, если бы с ним не было верного слуги! Что бы ни происходило, в каких бы сложных ситуациях ни оказывался Дон Жуан, с ним рядом всегда был Сганарель. И пусть он спорит, не соглашается, за что получает тумаки, и за что ему постоянно грозят шпагой, но, тем не менее, они оба очень хорошо понимают, что друг без друга им никак нельзя…

Сганарель, несмотря на то, что он простой слуга, высказывает  простым языком очень интересные мысли. И в этом тоже заключается гениальность Мольера — он сталкивает между собой две разные точки зрения людей, которые, несмотря на разногласия, все равно остаются вместе. Эту линию в спектакле мы тоже стараемся провести. Значит, это история не только о Дон Жуане.

— Какую режиссерскую задачу Вы перед собой ставите – поставить смешную комедию, или, может быть, посредством спектакля прочитать нравоучительную мораль для ловеласов? 

— Прямой морали, как таковой, в пьесе нет. Хотя, конечно, есть один такой факт, это мораль, от которой никуда не деться – нельзя переходить черту, шутить с высшими силами, а тем более бросать им вызов.

Конечно, в пьесе звучит и тема, что нельзя так поступать с женщинами, как поступает с ними Дон Жуан. Но ведь он не просто соблазняет женщин, он на всех женится! Чарли Чаплин в этом отношении был очень похож на Дон Жуана, но, тем не менее, его все любили! Просто иногда на свет появляются такие люди, которые не могут жить по правилам. Эти люди готовы «сгореть» за сорок лет, чем растянуть свою жизнь лет на восемьдесят, но вести жизнь спокойную, скучную…. Одним из таких людей был, например, Владимир Высоцкий. Правда, он был всего дважды женат, но у него было много разных любовных историй.

Дон Жуан ищет свободы во всех ее проявлениях, другими словами — тотальной свободы, а любовные связи — это самый простой способ почувствовать вкус к жизни! Но Дон Жуана ведь привлекают не просто любовные приключения, а все, что этому сопутствует. Например, чтобы покорить сердце одной из красавиц, он должен был найти лодку, подговорить людей выйти в штормовое море….

То есть все, что сопутствует обольщению женщины, представляется ему более интересным, чем сам результат, потому что он для него даже не новость, а факт, который, так или иначе, все равно  произойдет!

Донья Эльвира – одна из жен Дон Жуана, единственная его жена, которая появляется в спектакле, играет ключевую роль, потому что является последней его женой. Чтобы жениться на ней, он соблазняет ее и похищает из монастыря, что, конечно же, было очень сложно! Дон Жуан – стратег. Из его монолога мы видим, что он мечтает о том, чтобы были и другие миры, где можно было бы продолжить любовные завоевания.

Я это говорю к тому, что Дон Жуан — не однобокий образ, и наш спектакль, это комедия, но не та комедия, где можно просто пожевать попкорн и посмеяться – нет. Там, конечно, много забавных сцен, но, тем не менее, есть места, мимо которых нельзя пройти, не подумав. Есть вопросы, которые Дон Жуан задает зрителю, и зритель начинает задумываться…

У нас в спектакле Дон Жуан очень отчаянный, очень смелый человек, которого только раззадоривает противостояние. Но, тем не менее, он все равно оказывается проигравшим в этой ситуации, потому что есть силы, которые гораздо  сильнее человека! И бросать им вызов, как минимум, глупо!

И я сознательно не веду в спектакле какой-то конкретной морали, потому что люди все разные, и жизненные ценности у всех разные, и у Мольера пьеса не морализаторская, она не говорит конкретно о том, как надо себя вести. Она просто рассказывает историю человека, который прожил свою жизнь вот так, а дальше, уж извините, делайте выводы….

— Как идет работа над спектаклем? В чем испытываете сложности?

— По-разному. Работа сложна для актеров. Но есть один положительный факт – я нашел общий язык и с актерами, и с художником. Это — большой плюс, потому что не всегда это получается, особенно когда разъезжаешь по разным городам. Большое спасибо и директору театра и художнику, которые идут мне навстречу…

Но есть и свои сложности. Например, у меня есть свое представление об актерской технике, и мне приходится вкладывать очень много личных сил для того, чтобы донести свое видение роли до актера. Потому что у каждого театра есть свои какие-то сложившиеся привычки, люди привыкли играть так и не иначе. Иногда это не сходится с представлениями режиссера.

Пьеса «Дон Жуан» — это игровой материал, где некоторые сцены выписаны Мольером как репризы, практически, как концертные номера…  Например, появление на сцене отца Эльвиры или ростовщика, который просит вернуть ему долг… Каждую такую смешную сцену, когда зрители аплодируют актеру и эпохе Мольера, нужно играть, как концертный номер, иначе она «не выстрелит!» В этом смысле спектакль становится разножанровым.  А актеру, играющему Дон Жуана,  надо быть очень гибким в актерском смысле – ему нужно быть и хорошим драматическим актером, и хорошим  комедийным актером, и острохарактерным, чтобы быть на уровне этих концертных номеров.

Актерам я не завидую, им очень сложно, они мучаются — никак текст не ложится, уже «на зубах скрипит», потому что перевод, который мы взяли, нескладный, но зато очень точный. Просто есть моменты, которые мне как режиссеру очень важно, чтобы зритель услышал.

Вот такие сложности. Но ничего, работаем….

 — Скажите несколько слов о художественном оформлении сцены.

— В этом спектакле очень функциональные декорации, они все работают, а не просто служат для декорирования пространства, и слово «декорации» в этом случае даже не совсем уместно — это элементы, которые работают на сцену.

— В спектакле будет много музыки?

— Да, в спектакле будет много музыки, но мы постарались не переборщить с ней, она будет работать на какие-то психологические моменты.

Спасибо! Желаем Вам успехов и удачной премьеры!

 

Светлана КАЛЕНОВА

106-й  ТЕАТРАЛЬНЫЙ СЕЗОН в КАМЫШИНЕ ОТКРЫТ

 

В гостях у сказки

 

По городу шествует праздник. О нем извещают всюду расклеенные театральные афиши. Его узнаешь по нарядным платьям маленьких принцесс, которых обгоняют мальчишки с букетами пестрых астр в руках. Праздник движется по направлению к театральной площади. Здесь маленьких театралов уже развлекают клоуны и скоморохи. Подъезжают автомобили, хлопочут возле своих чад мамы, поправляя банты и бабочки. Песни, танцы, музыка… Даже воздух сентябрьского утра наполнен радостным волнительным ожиданием.

 

Открытие нового театрального сезона в Камышине — всегда событие — и для артистов, и для горожан. Сегодня, сейчас состоится (или не состоится) рождение спектакля. Всё, бывшее в течение долгих дней трудом, надеждой, мукой, усталостью, радостью и верой десятков людей, будет отдано на суд зрителей. Премьера — праздник. Премьера — экзамен. В зале шумно от ребячьих голосов. Они, дети, еще не понимают, как хрупок, раним и вдохновенен процесс, который уже идет за чертой рампы. Какое напряжение у пульта помрежа, в кабинке радиотехника, в ложе осветителей, у монтировщиков, в костюмерной. Невидимые для зрителя действия людей, профессионалов своего дела вот-вот распахнут сцену, стремительно меняя элементы сказочной среды, наполнят зал бульканьем, уханьем, цоканьем, ржаньем. Кажется, сегодня на сцене возможно все: из царского дворца попадаешь в толщу океана, где обитают морские чудища, из мира заоблачного, где восседают Царь Солнце и Брат Месяц, переносишься на остров, где гигантская Рыба-Кит дрейфует между волнами, из деревенской избы с русской печью — в пшеничное поле. Впрочем, это все естественно. Ведь мы в гостях у сказки.

 

 

 

Знакомьтесь — Яна Арзамасцева

 

Она недавно в театре, а кажется, что всегда была здесь. Азартная, увлекающаяся, с богатым воображением, молодой режиссер успела подружиться с труппой, стать «своей» среди молодежи, привлечь к работе талантливую художницу из Минска Олесю Дворовую, предельно развязать инициативу каждого — от исполнителя главной роли до осветителя.

 

— Прочитала ершовского «Конька-Горбунка», — делится Яна,- захлебнулась от радости и сразу представила себе зрелище на сцене, увидела расположение фигур в пространстве. Поделилась с Олесей. Та моментально уловила тональность, цветовую гамму спектакля и почти сразу появились великолепно исполненные эскизы красочных декораций и костюмов. Костюм ведь это своеобразный живописный акцент действа, в костюме присутствует энергетика спектакля. Театральные портные шили не просто платья, они лепили зародыш будущего характера.

 

И получилось здорово… А декорации…? В декоративном оформлении завязались все мизансцены, в какой-то степени подсказанные, обусловленные им. А как сумела Ольга Шевченко, хореограф и постановщик танцев, использовать все это, обыграть, обжить в каждом движении. Музыкальное оформление, сделанное Александром Ферховым, похоже, тоже родилось в общем наслаждении игрой в сказку. Его, как и всех остальных, захватила игровая стихия, поэтика, музыкальность ершовского слова. Заражаясь друг от друга радостью, находя друг в друге опору, каждый на своем поприще достигал максимальных результатов. А всё вместе создавало сказочность, нереальность мира, где и вправду может Кит проглотить три десятка кораблей, где можно запросто взлететь в поднебесье и опуститься на дно океана, прыгнуть в котел с кипящим молоком. В общем, они «зарылись в спектакль».

 

Впереди был долгий путь неутомимой работы души. Слаженная техническая команда и профессионально играющая, танцующая, поющая команда актеров включились в работу. И у них это получилось. Желание поставить «Конька» на сцене вполне понятно и попыток таких, и постановок было не мало. Но впервые увидела я, как режиссером была воплощена в жизнь чудная идея перенести на нынешнюю территорию литературный шедевр, сказку, не трогая ее смысловых сюжетных глубин.

 

 

 

«Будьте как дети»

 

-Вы когда-нибудь видели, как играют дети, как меняется у них настроение, интонации и даже правила игры?»- спрашивала Яна, и артисты запросто превращались в лошадей, гарцевали, цокали, лягались, своенравничали. Сюжет развивается на фоне ярмарочной толпы. Артисты «из народа» абсолютно раскрепощены и свободны. Им не скучно в этой толпе. Особая ритмичность речи (магия поэзии Ершова, напористость стиха дают о себе знать!), осмысленные движения, ансамблевые находки, точная жестикуляция — все свидетельствует о профессиональном росте молодых актеров. Первое действие бойкое, но немного затянутое. Длинноты в музыкальных дивертисментах несколько смазывают первую кульминацию — пленение Кобылицы. Второе действие более динамично. Лихое изящество кобылиц (арт. М. Клыпина и С.Олейник). Страстная Жар-Птица (арт. С. Смирнова) и злобный Спальник (Д. Дроздов), которого мой маленький сосед обозвал Кощеем Бессмертным. Царь (А. Лобойко) — капризный, как ребенок, и вовсе не страшный, хотя реплики его угрожающие. Грациозная, кокетливая Царь-Девица (арт. Л. Тумалиева), и, конечно, Иван и его Конек. Отличная компания, сыгранный ансамбль. Сначала мне показалось, что Иван и Конек в паре выглядят как два друга, где Иван — второгодник, а Конек — опытный хулиган. По мере развития действия я прониклась большой симпатией к этой паре — они работали очень виртуозно, и каким образом создавалось ощущение взлета и парения, я так и не поняла. Но, однозначно, они парили и единения достигли колоссального. Вдруг подумалось, что они похожи: и тот, и другой с дефектом, и тот, и другой «третий в семье и лишний». А потом пришла догадка — Иван и Конек — один персонаж, воплощающий коренное свойство русской жизни, ее одновременную подвижность и неподвижность. В грешном земном мире Иванушка пассивен, в космической ипостаси, каковой является Конек, воплощение потенциальной дремлющей силы Ивана (читай, России). Прекрасно справились со своей ролью Петр Суханов (конек-горбунок) и Николай Дубровин (Иван).

 

 

 

«Сказка-ложь, да в ней намек»…

 

Если бы мне посчастливилось смотреть этот спектакль в столичном театре, я бы отметила: «Красивый… нет, зрелищный, броский, яркий, шумный, музыкальный, танцующий, с элементами акробатики, клоунады, и кучей классно придуманных штук, ладно сработанный, уверенно стоящий на ногах и в связи со всем выше сказанным, конечно же…. высокобюджетный. Стоп. Спектакль поставлен в Камышине, где с весны ведутся разговоры вокруг театра и его бедственного положения, где сократились штаты техперсонала почти наполовину, где подсчитывают, сколько месяцев театр продержится на плаву. И вдруг такая… сияющая премьера. Спектакль, сделанный с такой прелестной фантазией. Это не просто большая удача. Это театральный триумф. Только в театре и в сказке возможны чудеса. А самое главное чудо, что в театре умеют работать не за деньги. Работать по зову души, на совесть, потому что театр для тех, кто сюда пришел однажды, просто образ жизни, нет, сама жизнь. Сегодня это большая редкость. Как и то, что Иван-дурак отдает полученное за красавцев-коней серебро братьям. «Слава Богу не перевелись еще на Руси дураки».

 

 

Светлана КАЛЕНОВА

ТЕАТРУ В КАМЫШИНЕ БЫТЬ

  Как быстро летит время. Кажется, только вчера зал рукоплескал артистам Камышинского драматического театра на майском фестивале премьер «Театр и поклонники». А сколько уже всего произошло!

Незабываемое турне в Израиль молодых артистов со сказкой «Приключения Незнайки и его друзей», откуда привезли диплом Лауреата фестиваля лучших детских театров Европы » В гостях у сказки». Поездка актера Дмитрия Дроздова????????????????????????????????? в Москву, где он стал участником Международной театральной школы СТД и в числе 85 счастливчиков из 20 стран мира занимался с лучшими мастерами театрального дела из ведущих вузов страны. Фестиваль патриотической песни в Рудне на героической Волгоградской земле, где актер и завмуз театра Александр Ферхов стал лауреатом. Арбузный фестиваль, ставший брендом города, главные постановщики и герои которого, как всегда, артисты театра.

Жизнь в театре кипит. И сегодня, в эти летние знойные дни, труппа погружена в работу. Не за горами открытие 106-го театрального сезона. Об этом директор театра Евгений БакинS7303898 напомнил журналистам на пресс-конференции, состоявшейся в один из последних дней августа. Евгений Александрович озвучил планы и задачи, рассказал о насущных проблемах театра, делах внутренних.

Театралы за лето соскучились и с нетерпением ждут встречи с любимыми артистами. Первыми зрителями сезона, как всегда, станут дети. 20 сентября для юных зрителей – премьера знаменитой сказки П. Ершова «Конек-горбунок». Да-да, той самой, перед которой «снимал шляпу» Пушкин, которую изумительно читал Олег Табаков, которую мы много раз рассказывали детям. Помните? «За горами, за лесами, за широкими морями, не на небе, на земле, жил старик в одном селе». Веселую сказку о храбром Иване, глупом царе и волшебном Коньке-горбунке ставит новый режиссер Яна Арзамасцева. Художник-постановщик спектакля – молодой талантливый художник из Минска Олеся Дворовая. В спектакле много музыки, танцев. Есть элементы кукольного действа. Сказка Ершова помолодела лет на сто, но, увы, как ни быстротечно и изменчиво время, русская жизнь во многом остается прежней. Возможно, новое прочтение сказки заставит нас задуматься, улыбнуться, что-то изменить в себе…

 

Юбилеи — неотъемлемая часть нашей жизни. Юбиляру принято дарить подарки. Но в театре все не так. Здесь сам юбиляр дарит зрителю праздник. 25-27 сентября нас приглашает в гости фестиваль, приуроченный к 25-летнему юбилею Камышинского театра кукол. Создан он был как театр «Арлекин», а после присоединения к драматическому театру получил название «Калейдоскоп». Конечно же, будут подарки. Первый подарок зрителям – премьера фестивального спектакля Николая Бойко «Здравствуй, театр!». На юбилей принято приглашать гостей. К сожалению, финансовое положение театра не позволило провести фестиваль так, как было задумано. Но гости все-таки будут – это театр кукол «Колобок» из Волгограда со спектаклем «Повелитель трав».

Великолепные сказки, теплые и добрые, в которых всегда происходит чудо. А самое главное чудо — это артисты, в чьих руках оживает кукла.

И окончательно 106-й театральный сезон откроется 3 октября. Премьерный спектакль «Ханума» ставит директор театра Евгений Бакин. Пьеса Цагарели впервые была поставлена в Ленинграде, в БДТ более 45 лет назад… Спектакль стал легендой русской сцены. Каждая новая постановка раскрывалась в новых красках. Менялись костюмы и декорации, танцы и музыка, менялся взгляд на знакомый сюжет. Что сегодня привлекло режиссера в пьесе: легкость жанра, музыкальность, красочность действа, темпераментность персонажей?

«И то, и другое, и третье, — рассуждает Евгений Александрович. – Но меня волнует не тема сватовства. Спектакль будет не об этом. Сегодня, в наше неспокойное время, как никогда важна мысль, что любой, даже самый дурной мир, лучше войны. Люди должны научиться договариваться, ладить, понимать друг друга. Это главное для меня в пьесе Цагарели».

Еще одна премьера ожидает камышинского зрителя в этом сезоне. Все мы помним фильм советских времен «Старший сын» с трогательно-пронзительным Е. Леоновым, бесшабашными шалопаями Караченцовым и Боярским, вызывающей С. Крючковой. Казалось бы, все это в прошлом. Нет той страны давно, поменялись профессии. Откуда же такая жизнестойкость вампиловских пьес? Похоже, словосочетания «сочувствие», «сопереживание», «душевная щедрость» — понятия вневременные, вечные, как и семейные ценности. Кстати, ставить спектакль приедет Александр Штендлер. Камышане помнят этого азартного талантливого актера, который работал на сцене камышинского театра… в 90-е годы. Труппа с нетерпением ждет встречи со своим коллегой. А зрители ждут его новую работу.

Следует сказать еще об одной, на мой взгляд, интересной работе в новом сезоне. Пьесу Шмитта «Отель двух миров», думаю, будут с удовольствием смотреть люди разных поколений, включая молодежь. Сегодня один чувствует себя господином, а другой влачит жалкое существование. Но мир зыбок, и мы совершенно беззащитны перед жизнью… Кому жить, а кому отправляться в мир иной — решать не нам. Есть ли Божья справедливость и Страшный Суд? Или ад и рай внутри нас? Для чего мы живем на этой земле? Пьеса пробирает до дрожи. Не отпускает. И внутри тебя произрастает Вера — такой маленький огонек, который поддерживает тепло в душе.

Это творческий план-минимум, то, чем сегодня занимаются режиссеры, артисты, сценографы. Вгонять искусство в систему планирования без учета его специфики нельзя. Понять бы это тем, кто рулит в Министерстве, как и то, что культура и рынок — вещи несовместимые. Культуре надо помогать. Помните «О государстве судят по тому, как оно относится к детям и старикам». А еще к культуре, к театрам, библиотекам, школам искусства. Театр, как и многие другие учреждения культуры, визитная карточка города.

Есть еще много глубинных процессов, которые незаметно, но неотступно происходят в театре — экономические, организационные. Надо бы организовать молодым актерам социальную стипендию. Как удержать цену на билеты, выиграть грант, охватить районы творчеством, провести вводы в спектакли (кто-то уволился, кто-то в декретном отпуске). Где размещать гостей, которые приедут на фестиваль, приглашенных режиссеров, работающих с артистами в новом спектакле? (ах, как нужна театру ведомственная квартира для командировочных). Организация цехов звука и света — задача первостепенная. Нужны профессионалы. А театру и за счет них в том числе пришлось оптимизироваться. Ведь коллектив сократился почти вдвое. Театр и жизнь меняются быстрее, чем стереотипы, прочно засевшие в мозгах чиновников. Более того, они пытаются править театральным процессом, влиять на общественное мнение, к которому некоторые критики и управленцы апеллируют. Право быть директором-художником, творческим человеком — тяжелое бремя. Евгений Александрович уверен, что в театре должны соседствовать различные стили и направления, молодежь должна набираться здорового честолюбия рядом со старейшими. Актеры не должны быть заложниками одной режиссерской манеры, одной воли, которая отсекает все иное, чуждое. Иногда очень трудно отстаивать свои идеи. Это отбирает много сил, а ведь главное в театре все-таки качество спектакля, репертуар, одним словом, творчество.

…Никто не спешил уходить после пресс-конференции. Хотелось вместе помечтать… о том, чтобы Дом этот был другом взрослым и детям, чтобы артистам нашим сопутствовала Удача, и чтобы на окошке закрытой кассы всегда висела табличка «Все билеты проданы».

 

 Светлана КАЛЕНОВА

Не бойтесь быть счастливыми

Увидела вновь афишу «Мой бедный Марат», и сердце забилось часто-часто. Удивительно, столько лет прошло, скоро будем отмечать 70-летие Великой Победы, а история о любви, зародившейся в ужасе войны, в голоде и холоде ленинградской блокады, любви-обереге, любви-рыцарстве, о том, как важно жить по ее зову, по-прежнему волнует нас.

И не только нас, поколение ровесников драматурга Арбузова, но и новое поколение. Спектакль поставлен молодым московским режиссером Анной Зайцевой. В спектакле заняты талантливые молодые актеры, играющие смело, ярко, может быть чуть с перебором, но искренне. Пьеса полна недоговоренности, недосказанности, неуловимых и непредсказуемых душевных порывов героев и, мне кажется, звучит в унисон с замыслом режиссера. Пьеса-сказка? Пьеса-притча? Психологическая сага о любви? И то, и другое, и третье.

Они, трое юных, были счастливы в дни ленинградской блокады. Они не умерли от голода и холода, потому что грели друг друга своим теплом. И эти военные годы стали определяющими в их дальнейшей судьбе. — Разве не сказка?

— Я словно все еще принадлежу той девочке 1942 года, — признается Лика.

— То, что было тогда, не забудется. В сущности, ты и Марат — это все, что у меня есть,- вторит ей Леонидик.

После войны их жизнь становится мучительно-скучной, карьера складывается половинчато, они теряются в движение большого исторического времени, не умеют сделать правильный выбор, не умеют стать счастливыми.

Пройдет много лет, прежде чем Марат скажет: «Люди здорово задолжали провидению за то, что оно позволило им жить на Земле. Сотни тысяч умерли, чтобы мы были необыкновенными, счастливыми, одержимыми. Даже за день до смерти не поздно начать жизнь сначала — теперь я хочу вот во что верить»- вот и притча.

А любовь, чистая, светлая, завораживает. И возникает нечто особенное, ценное, идущее от зрителя: «Мы с вами, мы ко всему причастны. Мы хотим, чтобы вы были счастливы».

И такая… тютчевская грусть охватывает, и надежда, что все, может быть, возможно….

Особое спасибо создателям спектакля за музыку. Музыка до-минорного шопеновского этюда очень органично обозначила вступление в действие, соединила мир героев и мир извне, протянула нить от одного временного эпизода к следующему, а тема шопеновского концерта каждый раз усиливала эмоциональные пунктуации, создавала особую романтическую ауру, дорисовывала характеры, настроения, внутренний мир героев.

В пьесе нет отрицательных героев, но сам Арбузов когда-то писал: «Мне кажется, в человеке сидит столько всякого, и отрицательного, и положительного, что самые интересные схватки, которые могут происходить с ним в пьесе — это схватки с самим собой».

…Суровая блокадная зима свела трех молодых людей в полуразрушенном доме. Лика, Марат и Леонидик (не Леонид, а хрупкий, болезненный Леонидик). Марат дежурит на крыше, Лика работает в больнице, Леонидик болеет. Девушка выхаживает его. Марат с войны возвращается со Звездой Героя, Леонидик без руки. И Лика снова жалеет его. А Марату кажется, что он лишний. А Лику останавливает нерешительность Марата, и она остается с Леонидиком, запутавшись, где любовь, а где жалость, что есть дружба, а что любовь. Все запутывается на долгие-долгие годы….

Надо сказать, в названии пьесы заложена суть, ключ к разгадке. «Мой бедный, бедный Марат»- не раз вздыхает Лика. Боясь сделать девушку счастливой, он делает несчастливыми всех их. Дважды он позволяет другому решать за него его судьбу, дважды его обкрадывает Леонидик. Исправляет ошибку молодости опять-таки не Марат, а Леонидик. И поэтому в счастливый конец, в грядущее долгожданное счастье Лики и Марата верится с трудом. Вряд ли это пьеса со счастливым концом. И, скорее всего, победитель ничего не получит.

Впрочем, дофантазируйте сами. Что станет с Ликой? Что будет делать со своей полученной свободой Леонидик? Сумеет ли Марат обрести ответственность за счастье свое и любимой? А может это вовсе и не любовь? Может это «союз троих», эта великая дружба важнее всего? Много, много чего зашифровано в пьесе — и философия любви, и философия выбора, и главная мысль — никогда, ни при каких обстоятельствах не бояться быть счастливым.

Сейчас в преддверии Великого праздника спектакль идет в театре в обрамлении музыкальной композиции «Помнит мир спасенный, мир вечный, мир живой». И это еще больше усиливает его воздействие. К тому же хочется отметить, что играют его актеры тоже с каким-то особым подъемом, поэтому хочется смотреть его не один раз.

Людмила КУРСЕКОВА

«На закате все краски кажутся ярче….»

    — «Не понимаю, какая любовь может быть в таком возрасте? Разве можно влюбиться в морщинистого старика?» — «прощебетало» юное создание, ища поддержки в глазах собеседниц. 

В детстве всем жизнь кажется бесконечной, в юности – длинной-предлинной, и только уже в достаточно зрелом возрасте утверждение «душа не стареет», перестает расцениваться, как очень слабое утешение для стариков.

«Душа не стареет!» и «Любви все возрасты покорны!» — об этом и не только, новая премьера  Камышинского драматического театра, поставленная по пьесе итальянского драматурга Альдо Николаи «Немного нежности».  Режиссер-постановщик спектакля заслуженный артист Казахстана Ю.М. Хвостиков.

Это спектакль-мелодрама, очень трогательная, немного грустная и немного смешная история о любви двух пожилых людей, которые  встретились в доме престарелых и между ними возникли чувства, по их признанию, «ярче и сильнее, чем в молодости».

На сцене старинное здание, увитое увядающими цветами. Обитатели дома коротают время в нехитрых развлечениях, разговорах и воспоминаниях.  У каждого из них своя история – кто-то оказался в приюте для престарелых по причине отсутствия близких родственников. А кто-то, как раз наоборот — именно они, самые близкие, любимые и родные дети, и определили их в это заведение доживать свою жизнь. Среди них и наши герои – Ноэми, или сокращенно Мими, и Нинел.

Каждый из обитателей дома престарелых по-разному переносит свою горькую участь одиноких или брошенных стариков. Нанда (Лилия Дайнега) принимает свое положение  смиренно. Пьера (Галина Хвостикова), наоборот, пытается забыть о возрасте, о болезнях. Мими (Татьяна Торощина) очень тоскует по единственной дочери и любимой внучке, которым она посвятила всю свою жизнь. Бату (Юрий Щербинин) таит свою тоску глубоко внутри,  держится по-мужски стойко, и всячески пытается поддержать «девчат».

Но жизнь непредсказуема — никто не знает, где и когда он найдет свое счастье. И, конечно же, Ноэми и Нинел совсем не ожидали, что на закате жизни да еще там, где не живут, а доживают, судьба преподнесет им такой подарок.

Конечно, они не готовы к этому, и сначала не верят, сомневаются, иронизируют….  Но неожиданно вдруг понимают, что всю жизнь искали друг друга, что никогда не испытывали ничего более прекрасного, чем эта последняя любовь…. И что «физический возраст человека ничего не говорит о его душе, а молодость иногда бывает более тусклой, чем старость».

Но если счастью юных шекспировских Ромео и Джульетты препятствовали родители, то пожилым влюбленным успеть подарить друг другу еще хотя бы немного нежности запрещают их собственные дети, опасаясь потерять  наследство – то имущество, что заработали за свою жизнь «предки».

Представительницу «детей», дочь Мими Диану играет Наталья Крючева. И хотя проблема «отцов и детей» одна из самых больных проблем человечества, на мой взгляд, она переигрывает – слишком жесткая, категоричная, даже агрессивная, в ее интонациях – ненависть и ничего кроме ненависти. Ну, просто гестаповка!

«Бывают такие дети, ты просто не в теме», — сказала мне коллега. Да, может быть и бывают, но такие дети всегда бросают нехорошую тень на своих родителей – это как же надо «потрудиться», чтобы в результате выросло такое чудовище!  Думается, что Мими не заслуживает такой крайности.

Героиня Татьяны Торощиной мила, мягкосердечна, немного наивна. Болью отзывается душа на ее слова о том, как это грустно и страшно – осознавать, что родительские  любовь и нежность, которые по-прежнему переполняют ее сердце, уже не нужны ни детям, ни внукам. У зрителя она вызывает искреннее сочувствие.

Роль Нинела замечательно сыграна Николаем Штабным – ему удается очень тонко передать все то, что творится в душе его героя. В зависимости от обстоятельств, меняется не только его настроение, голос, осанка, но даже внешность! Он заметно растерян и подавлен в первые часы пребывания в доме престарелых, явно преображается после встречи с Мими и на глазах стареет, когда любимая прогнала его без всяких объяснений.

Наблюдая за этими переменами, зритель, независимо от возраста, вдруг начинает понимать, что на склоне лет, когда каждый день на счету, все чувствуется и переживается гораздо ярче и острее, чем в юности. И настоящего мужчину отличает способность на решительный поступок, независимо от количества прожитых лет!

По своей тематике премьера стоит в одном ряду со спектаклями «Смешанные чувства» и «Старомодная комедия», ранее поставленными на сцене театра и нашедшими отклик зрителей. Эта тема глубоко трогает сердца и помогает поколениям понять друг друга.

Но несколько смущает, что героини спектакля выглядят слишком молодо для своего статуса обитателей дома престарелых. Их наряды, прически, туфли-лодочки на каблуках  никак не выдают в них старушек, одиноких и несчастных….  Да и занятие, при помощи которого они коротают время – метание колец, как-то не свойственно старушкам. Думается, что бабушки скорее в карты перебросились бы или занялись рукоделием….

Пьера слишком резва, весела и громкоголоса. Мими слишком хороша, будто только что вышла из салона красоты. Да и Нинел, «случайно» распахнув халат, восхитил зал внушительной мускулатурой атлета….

Мы рады, что наши артисты так молоды и красивы. Но, может быть, ради спектакля, стоило состарить их лет на двадцать?  Для достоверности. А то герои выглядят довольно  благополучными, и потому  дом престарелых, соответственно, больше напоминает санаторий, чем территорию одинокой старости.

Некоторое несоответствие бросается и в оформлении сцены – реалистичное изображение здания соседствует с  абстрактными деревьями. Кажется не совсем уместной слишком яркая, кроваво-красная подсветка. Понятно, что закат, но уж слишком красный….

Непонятно назначение дыма на заднем плане. Он напомнил о череде пожаров в домах престарелых, волной прокатившихся по России несколько лет назад, их причиной тогда была старая электропроводка.

Но, если говорить о месте спектакля в репертуаре театра, то выбор пьесы очень удачен. Спектакль трогает порою до слез, дает пищу для размышлений, лечит душу. Он рассчитан на конкретного, а не на какого-то абстрактного зрителя, несет определенные цели. Он будет интересен не только людям «третьего возраста» и средних лет, но и их детям и внукам.

Кто-то под  впечатлением от спектакля пересмотрит свое отношение к старости, а кто-то начнет лучше понимать своих родителей, бабушек и дедушек….

 

Марина КАРАВАЕВА

И запели третьи петухи…

В череде разнообразных постановок последних лет Камышинский драматический блеснул лучом ярчайшего творческого света. Первые зрители – взрослые и дети с огромным удовольствием посмотрели спектакль «До третьих петухов», поставленный по известной  повести-сказке Василия Шукшина режиссером-постановщиком  из Волгограда Ниной Голубевой.

Фантастическое путешествие в двух действиях – это необычное повествование о «разложении духовной энергии народа» в исполнении людей и марионеток.   Благо далеко искать «половинки» единого целого необычного проекта, поставленного в рамках областного гранта, режиссеру не пришлось: театр кукол «Калейдоскоп» живет и действует под одной крышей с «драмой».

Потрясение поджидало зрителя с первых минут действия: едва распахнулся занавес, как золотой шар Луны вселенским маятником заметался по темному вечернему небу. Остановившись, стал средоточием действия, своеобразным экраном, отображающим череду событий, вечных, противоречивых, философских.

Сценография талантливого художника Н. Савеко заслуживает самых искренних похвал. Согласно крутым сюжетным поворотам, составляющие реквизита легко меняли месторасположение. Книжные полки (как известно, действие начинается в опустевшей ночной библиотеке), заборы, столы, избушка на курьих ножках, лавки то удалялись, то приближались, то исчезали, чтобы возникнуть вновь.

Отлично сработанная и расписанная на совесть бутафория могла бы украсить любую столичную сцену. Как и чудесные куклы, а также костюмы, придуманные, продуманные и воплощенные художником из Волгограда Екатериной Гельперн.

Кукловоды и человековеды (Иван – Н. Дубровин,  Змей Горыныч и Медведь – Ю. Юдин, Баба Яга  — Т. Ефремова, дочь бабы Яги – М. Дроздова, Черт – Р. Петров,  Монах – П. Суханов, Мудрец — А. Лобойко) поражали способностью растворяться, оставаясь на виду.

Это отметили буквально все опрошенные мною зрители: им казалось, что кукло-герои двигались «сами по себе», выдавали «из нутра» собственные речи, творя непостижимую фантасмагорию. Но, что это? Бред, нелепицы, несообразности, вздор на поверку оказывались переполненными глубокой жизненной философией, душевной болью.

Разве не так бывает по жизни: не понравился кто-то неким — Бедной Лизе, Обломову, а может быть Чацкому  – и поди, докажи, что ты не дурак, принеси бумажку, без которой ты букашка. Разве что Илья Муромец «прикроет», смягчит твою нелегкую «дурацкую» долю…

Мне показалось, что маски и куклы, за которыми «прятались» артисты, подтолкнули исполнителей к новым творческим вершинам: актеры преодолели сверхзвуковой барьер «личной узнаваемости», безоговорочно унеслись в открытое «космическое пространство» характеров своих персонажей.

На своем нелегком пути «за справкой»  Иван-дурак встречает Бабу-Ягу ,  её дочь, Змея Горыныча, доброго Медведя, разномастных чертей, Несмеяну – многих… Но на то он и Шукшин, что фантастический сюжет  — для него лишь еще один способ проводить человека к истине. Чрезвычайно сложная, но при этом поразительно цельная личность, Василий Макарович, как истинный народный сказитель, открыто, порой грубовато высмеивает хитрость и коварство, жадность и вероломство.

«Какая интересная речь!» — переговаривались между собой в антракте старшеклассники, пришедшие на премьеру. Невооруженным взглядом было видно: не знали они до «… третьих петухов» дедушку Шукшина, которому навсегда осталось 45. Их невольно познакомил с ним Камышинский драматический театр. Но чудесное открытие состоялось! И это главное.

Произошло чудо: современные юноши и девушки, далекие от иносказаний писателя, родом из прошлого века, каким-то шестым чувством поняли: автор  всем сердцем протестует против лжи, не хочет, чтобы люди забывали свою национальную культуру.

Музыкальное оформление принадлежит «перу» нынешнего директора театра Евгения Бакина. Нотная канва, сотканная из старинных,  тысячу раз перепетых народом песен, обогатила действие.

От спектакля к спектаклю все увереннее заявляет о себе, как о театральном хореографе, Ольга Шевченко. Теорию регулярно подкрепляет практикой: сама великолепно танцует. Не оттого ли танцевальные номера, поставленные под ее чутким руководством, достоверны, нравятся зрителям. Придали они красоты,  пластичной энергетики и сказке «До третьих петухов».

…Когда «под занавес» на луне, точнее уже на солнышке в зоряном небе, отобразились бескрайние русские поля, природа России, захотелось всплакнуть: о безвременно ушедшем Василии Шукшине, которому в 2014 году исполнилось бы 85 лет. О судьбах Родины, где народу не отводится достойной роли.

Но одновременно тянуло улыбнуться: с нами Василий Макарович, раз рядом его поучительные пьесы, рассказы, сказки… Живы наши души, раз ценим простые, но по-байкальски прозрачные и глубокие мысли простого алтайского мужика, имя которого сегодня носят пароходы, улицы, скульпторы ваяют памятники в его честь.

Сам далеко небезгрешный, писатель точно констатировал: душа современного человека в опасности. Его Иван уверен: «чтобы дальше жить, нужно соколят вырастить — благородных, чистых и гордых». И пусть говорят, что «До третьих петухов» – сказка для взрослых. Но это и сказка для детей. Соколят должны учить жизни соколы. Такие, как Василий Макарович Шукшин. Разве не так?

Говорят зрители

1Александр Тараненко:

— Я бы поставил спектаклю твердое «хорошо». Мне понравилось многое: ненавязчивость  игры актеров-кукловодов – они словно исчезали, оставляя пространство для полного раскрытия характеров своих персонажей, динамичность и уместность декораций. А вот шутки Шукшина звучали, на мой взгляд, слега натянуто…  Возможно по мере  «откатки» спектакля все станет на круги своя. Желаю успеха!

/

/

 /

/

2Ирина Семенова, учитель русского языка и литературы:

— Оригинальная работа! Сочетание игры актеров и кукол смотрелось органично. Режиссер–постановщик,  актеры, художники –оформители выполнили поставленную перед ними задачу на отлично. Ну и, конечно, Шукшин есть Шукшин…  Его невозможно «играть», его нужно чувствовать, понимать. То, что наши актеры сумели передать всю гамму шукшинских эмоций, свидетельствует о том, что у театра весомый творческий потенциал.

 

/

/

Юные камышанки Юля, Маргарита, Юля:

— Спектакль  «До третьих петухов»  по сказке  Василия Шукшина нам очень понравился. Необычный авторский язык, замечательная игра актеров, красивое оформление сцены. Хотим , чтобы в нашем Камышинском драматическом театре было больше таких постановок.

3

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.

.

Виктория ОРЛОВА

ЭТА СКАЗОЧКА — ПРО ЖИЗНЬ

Однажды ночью в библиотеке собрались герои книг и порешили Ивана-дурака отправить к Мудрецу за справкой, что он умный. Так начинается фантастическое путешествие в 2-х действиях «До третьих петухов» по сказке Василия Шукшина.

Это самая неоднозначная, самая оригинальная и необычная премьера Камышинского драматического с начала этого театрального сезона. Спектакль поставлен в рамках гранта министерства культуры Волгоградской области в номинации «Театр – детям». Скорее, я бы сказала, театр – старшим детям, или взрослым детям, или взрослым, оставшимся детьми и верящим в сказки. Эта сказка – не обычная, где в конце «весёлым пирком да за свадебку». В ней если даже и смешно, то не весело. Здесь добро не побеждает зло, а если и побеждает, то непонятно, зачем. Здесь всё как в жизни. Как будто и не прошло столько лет (сказка написана в последние годы жизни писателя и была опубликована уже после его смерти, в 1975 году),  мы все доказываем друг другу, что мы не дураки, причём доказывать приходится не делом, а справками, бумажками какими-то.

Очень такая жизненная сказочка, всё про нас с вами, грешных. Ведь приходится иной раз и под чужую дуду плясать, кланяться да петь на заказ – то, что нужно, а не то, что хотим или считаем правильным. И всё для чего? – Правильно, чтобы получить очередную какую-нибудь  бумажку, чтобы не оказаться в дураках или чтобы не считали нас таковыми… А если кто и не поёт по заказу, на чьей стороне сила и власть, – тот сам заказывает. Даже Мудрец – и тот, оказывается, не лишён человеческих слабостей …

А бедный Иван в печали великой – пришлось ему ради этой самой справки пойти на большой грех. Подсказал он чертям, как пробраться в монастырь. И стыдно ему, горемыке, и тяжко, а ничего не поделаешь – справка нужна. Кому, собственно говоря, зачем? Героям книг, что живут в библиотеке. Им, видите ли, не хочется жить рядом с дураком. И вернуться надо до третьих петухов.

Василий Макарович к народу, особенно к крестьянству, относился с огромной любовью и с болью. Ну что же ты делаешь, Иван! Ведь такой ценой победил, достал не то что справку – печать самого Мудреца, и готов прошляпить всё в последний момент! Позарился на дочь Бабы Яги! Нужна она тебе была! Эх, Ваня, Ваня! Да что ж ты такой хороший-то, совестливый, да разумный, да жалкий-то какой! Бесхитростный, как говорит Баба Яга. И, как оказалось, никому твои подвиги не были нужны, да и собственная твоя жизнь после них никак не изменилась – как сидел на книжной полке рядом с Ильёй Муромцем, так и сидишь. Зачем ходил, страдал, душу рвал?

Сказка-размышление, однако скучать некогда. Василий Макарович где словечком ярким припечатал, где медведем-алкоголиком развеселил. Медведя играет Юрий Юдин, он же исполняет в спектакле ещё несколько ролей, в том числе и роль Змея Горыныча – вместе с Дмитрием Дроздовым и Романом Петровым. Очень интересна Марина Дроздова в роли дочери Бабы Яги. Страшная, глупая, по-бабьи хитрая, но очень обаятельная. На сцене многое условно, как и в любой уважающей себя сказке, у зрителя есть возможность и пофантазировать,  и посмеяться. Бедная Лиза обозначена  лишь белой фатой. Председатель собрания в библиотеке показал нам  вообще только руки в белых перчатках. Как клоун выглядит  атаман на лихом коне (в исполнении Дмитрия Дроздова), однако именно он выручает Ивана из беды. Смешна и узнаваема Несмеяна в исполнении Анны Ломако, этакая капризная красотка, закатывающая истерики своему «папику». А уж Ивана (артист Николай Дубровин) и любишь, и жалеешь, и ругаешь, и переживаешь за него – родной он какой-то, ранимый, открытый, а кое-где и правда дурак.

Непростая задача стояла перед заслуженным работником культуры РФ режиссёром Ниной Голубевой  – донести до зрителя идею сказки, поставить этакую фантасмагорию, да ещё и с помощью кукол. Причём не все герои — куклы, и это ещё интересней. Необычно! Непривычно. Но всё понятно.

Быстро, при открытом занавесе меняются декорации, только что была библиотека – и вот уж лес, который тут же превращается в монастырь. Интересна задумка с маятником-луной. Сценографией спектакля занимался художник Николай Савеко, музыкальным оформлением помогал нам погрузиться в сказку Евгений Бакин.

Вот так удивил нас театр своей новой работой. Удивил и порадовал.

.

Марина КАРАВАЕВА

 

«БАБЬЕ ЛЕТО» В КРАЮ МАГНОЛИЙ

 Камышинский драматический порадовал ноябрьского зрителя славной премьерой. На сей раз в старинном театре прозвучал весьма современный «Свадебный марш» — комедия в двух действиях по пьесе драматурга Валентина Азерникова, которую на провинциальных подмостках поставил режиссер-петербуржец Олег Куртанидзе.

IMG_5768 - 1

Вот уже более трех десятилетий Валентин Азерников входит в число лучших драматургов России. Его пьесы ставили такие именитые режиссеры, как Марк Захаров, Павел Холмский. «От СССР и до Сихпор» мы не прочь смотреть – пересматривать фильмы «По семейным обстоятельствам», «Отпуск за свой счет», снятые по произведениям Валентина Захаровича.

И вот на Азерникова «покусился» Камышин. Причем уже не первый раз. Зрители еще хорошо помнят спектакль «Школа соблазна» по его пьесе. На сей раз театр выбрал пьесу «Свадебный марш», написанную в 2001 году и пережившую многочисленные театральные постановки в России, других странах СНГ, Прибалтике.

Спектакль отлично впишется в атмосферу грядущих зимних праздников. Как, впрочем, в любую, отдохновенную. – По задумке драматурга действие происходит в приморском санатории «в один из длинных уикендов». Сюжет комедии незамысловат (хотя для кого как – некоторым он кажется надуманным).

Три благополучные героини разного возраста, ранее лично не знакомые, встретились однажды на крымском курорте. Однако, «совершенно чужими» уравновешенная Софья (арт. Н. Дорошенко), энергичная Вера (засл. арт. России Л. Жарова) и шустрая Люба (арт. С. Смирнова) оставались недолго.

Оказалось, что в край магнолий каждую из них пригласил мужчина. Двоих — тот, кого они однажды уже вычеркнули из своей женской судьбы, третью – новоиспеченный супруг. В сауне, как в купе поезда, они, расслабившись, шедро расплескивали «инфу» о совершенно непохожих друг на друга мужчинах.

И что же? Оказалось, что «это все о нем»: единственном и неповторимом Юрике, Жоре, Гоше (арт. М. Касымов). Выяснилось, что незлобивый ловелас решил отметить 25-летие своей супружеской жизни, по совокупности, конечно, с тремя женами. Для этого и устроил «форум единственных». Детали пикантной истории утаю, скажу лишь, что играли актеры прекрасно.

Дамы достоверно излучали флюиды всепрощения после пережитого шока от «идиотской идеи» Юры. Им было не чуждо высокое благородство в ситуации, которую люди чаще склонны драматизировать, чем превращать в комедию.

Михаил Касымов в образе Жоры, несмотря на седину в волосах, предстал легким на подъем, готовым любить всегда и везде: в прошлом, настоящем, будущем… Наталья Дорошенко (Софья) – мудрая и самодостаточная, очень точно передала характер «первой», которая давно простила Юрию все и даже больше. И не исключено, по-прежнему любит этого непосредственного весельчака.

Лариса Жарова (Вера), на мой взгляд, всегда отлично ведет свои роли. Не подкачала и на этот раз. Ее Верочка хорошо знает свое место в жизни Жорика: он может хоть сто раз жениться-разводиться – она в его судьбе навсегда: чтобы он ни «выкинул» — утешит, успокоит, приголубит.

Светлана Смирнова (Люба) в образе капризной «молодайки» легко внушила зрителям мысль, что достойна любого мужчины и «папик» Гоша – не предел ее мечтаний: изящная, уверенная в себе. Иногда, на мой взгляд, переигрывала. Хотя, в наше время, у гламурной молодежи, к поколению которой относится героиня Светланы, «наигранность» поведения — обычное состояние. Так что все было «по правде».

Отлично справилась с ролью актриса Светлана Юдина (барменша Надя). Чудо, как тонко сыграла она подводку «юбиляра» к новому браку! Света подала образ вкусно, с юморком. Молодец.

Юрий Щербинин (писатель Иосиф) сделал своего героя монотонным и назидательным: что ни фраза, то изречение. Понятное дело: у известного мастера пера, которому «за…» накопилось достаточно житейского опыта, чтобы так «искрить». В амплуа мужчины из «раков, которые против браков», но большого поклонника интрижек, Щербинин смотрелся довольно  органично.

Пластичные, зажигательные красавицы из «Кабаре–шоу» Ольга Шевченко, Мария Клыпина, Виктория Костылева и певица Светлана Олейник (это ее дебют на камышинской сцене) украсили действие, придали ему дополнительного динамизма и изящества. Хореографы–постановщики Ольга Шевченко и Манон Меликова свою задачу выполнили на «отлично».

Музыкальное оформление (Александр Ферхов) не выбивалось из контекста, обогащало идею «… марша», заводило зрителя. Праздничное, светлое, оформление сцены (художник–постановщик Федор Новиков, Волгоград) радовало глаз. Правда, мне, как всегда, не хватало подвижности декораций, но это – дело вкуса. Другим зрителям «спокойнее», когда все остается на своих местах.

А вот костюмы главные герои могли бы менять почаще: время от времени «напрашивалось» сменить платьице…. Хотя и это, пожалуй, субъективное. В целом вполне можно поздравить актеров и режиссера с творческой удачей!

В качестве пожелания театру (какой журналист обойдется без пожеланий?): «О, великий и могучий правитель душ, найди еще один подход к формированию репертуара! Хочу, чтобы «в тебе» появились пьесы, развлекательный характер которых не так «оголен», в котором чуть ярче краски жизни, чуть глубже шутки, чуть шире диапазон чувств.  Если это возможно…».

 

Марина КАРАВАЕВА

МЕЛЬПОМЕНА КАМЫШИНА: ОСЕННИЙ КАЛЕЙДОСКОП

 Камышинский драматический театр плодотворно проживает дивную творческую «волжскую осень». Он побывал на гастролях в Рыбинске, впервые принял у себя Саратовский академический театр оперы и балета, стал участником IIобластного фестиваля «Театральные диалоги», готовится к премьере, Шукшинскому юбилею…. Давайте-ка дружно повернем «калейдоскоп событий» и полюбуемся его картинами – уже «сложившимися» и еще рождающимися…

 Я тебя никогда не забуду

«Не жили «балетно» — нечего начинать»? А вот и нет! 16 октября в Камышинском драматическом театре с ритм-балетом в 2-х действиях «Юнона и Авось» выступали академики танца из Саратова. Это было необычное зрелище. Зал молчал и думал, смотрел и удивлялся.

Было заметно: этот вид сценического искусства массовому камышинскому зрителю пока непривычен, некоторым малопонятен. Но всем весьма интересен: зал с восторгом и удивлением читал танцевально-музыкальный язык, с каждой минутой действия все глубже погружаясь в историю любви русского путешественника Николая Резанова и дочери губернатора Сан-Франциско Кончиты.

Хореография заслуженного артиста России Алексея Деменьтева и сценография заслуженного деятеля искусств Анатолия Крюкова на редкость удачно и легко «адаптировала» лирику давно минувших дней к современности. Грациозные и пластичные актеры тонко передали все оттенки любовной трагедии, в которой медовые часы и дни двух влюбленных перевесили чашу месяцев и лет их разлуки, чтобы навсегда объединить их в вечности.

Певучую лирику движений главных героев оттеняли «решительные» танцы моряков, другие массовые сцены (эта «смена настроений» и определяет жанр спектакля как ритм- балет). В происходящем отмечалась некая парадоксальность: постоянное обращение к Богу в обстановке мрачности и страха «перемешивалось» с вечной, в некотором смысле светлой, человеческой надеждой на «авось».

В музыкальной основе балета лежит фонограмма рок-оперы Алексея Рыбникова. Так, наедине с музыкой, с помощью продуманного либретто и вокальных «вкраплений», камышане «прорвались» сквозь тернии непростого восприятия балета к «звездам» его осознания.

Таких бурных и продолжительных аплодисментов под театральным «небом» Камышина еще не звучало! Известные слова Андрея Вознесенского «Возвращаться — плохая примета…», некогда «перенесенные» из рок-оперы «Юнона и Авось» на эстраду актером Н. Караченцовым, на миг потеряли актуальность: «Возвращайся, балет!».

 

Театральные диалоги

 23 октября камышанам рукоплескали участники II областного фестиваля «Театральные диалоги». Перед судом театральных критиков предстал спектакль по пьесе Злотникова «Пришел мужчина к женщине».

Театровед, критик, кандидат искусствоведения Александр Смольяков «про нас» написал следующее: «на фестивале мы увидели довольно среднюю пьесу Семена Злотникова «Пришел мужчина к женщине», которая Камышинским драмтеатром поставлена в абсолютно традиционной манере.

Это театр бытовой, каким он складывался в 70–60-е годы, но в Камышине спектакль идет на аншлагах. Публике он интересен – интересны актеры, переживания, вся эта мелодраматическая история. Все  увиденное, в том числе и «Пришел мужчина…», по мнению А. Смольякова, гармонизирует культурную среду. И это радует.

 

Была и закулисная часть фестиваля: выставки, встречи столичных

гостей с волгоградской интеллигенцией, обмен мнениями по общетеатральной ситуации. В частности, звучали мысли о том, что «верх» (высокий дух российского театра) все больше уступает «телесному низу».

Забывается разговор со зрителем о высоком, вечном. Все чаще звучит ненормативная лексика. Артисты раздеваются догола без  всякой на то надобности.

— В это «переломное» время фестивали, подобные «Творческим диалогам» дают возможность восстановить «единую театральную художественную карту Российской Федерации», — сошлись в единодушном мнении столичные критики. Москвичи, кажется, не поверили еще в грустные реалии: молодой артист из глубинки получает зарплату 6 тысяч рублей. А ведь живет. И творит.

Свадебный марш

22 ноября в Камышине прозвучит «Свадебный марш» («бабье лето»  в 2-х действиях). Пьесу русского драматурга и сценариста Валентина Азерникова поставил режиссер из Санкт-Петербурга Олег Куртанидзе.

На сцене нашего театра уже шла с успехом пьеса этого автора «Школа соблазна». И вот состоится новая встреча с драматургией Азерникова.

Постановщик «грядущего» спектакля родился в 1968 году. С 1992 по 1999 годы учился в ГИТИСе — на актера, позже на режиссера. В качестве главного режиссера трудился в театрах Северодвинска, Мурманска, Вологды, Калининграда, Мичуринска. Имеются актерские работы в театре и кино.

«До подмостков» Куртанидзе работал в типографии, писал статьи, издавал газету, занимался составлением и продвижением рекламы. Такой многогранный жизненный опыт для творческого работника только плюс: везде побывал, все повидал, многое пережил.

Действие пьесы развивается в приморском санатории в один из длинных выходных (скажем, на маячащий у нас впереди Новый год). Смешная история о любви, юморная, ироничная, с массой комедийных ситуаций наверняка расцветит сероватое волжское предзимье.

Учитывая многогранность мировосприятия Олега Амирановича, его умение вести за собой актеров, верится, что «…марш» займет почетное место в копилке премьер Камышинского драматического театра.

 

Василий Шукшин: вместе

 

5 декабря настанет «время Шукшина», точнее его повести – сказки «До третьих петухов». Режиссер-постановщик из Волгограда Нина Голубева постаралась предельно сохранить «шукшинский» нерв, искрометность повествования.

Выиграв грант Министерства культуры Волгоградской области «Театр – детям», камышане с помощью «шукшинской» премьеры решили достичь сразу нескольких целей.

Во-первых, отметить 85-летие со дня рождения замечательного актера, режиссера, необычного человека, любившего Россию всем сердцем и душой. Во-вторых, реализовать давнюю мечту — соединить в одной постановке актеров драматических и персонажей кукольных. Шукшин с его змеями-горынычами, Иванами-дураками подошел для благой затеи как нельзя лучше.

Сюжет таков: персонажи русской классической литературы отправляют Ивана-дурака за справкой, подтверждающей, что он умный. Как он справится с этим заданием, зритель узнает, посмотрев спектакль.

Глубокая философская притча Василия Макаровича написана в 1974 году и опубликована уже после смерти писателя. В статье «Нравственность есть правда» Шукшин характеризовал главного героя произведения как  человека с особым состоянием души, взглядами, который выражает то, чем живет народ. Надеюсь, камышинские актеры сумеют предельно вжиться в «шукшинскую искренность» и передать ее зрителю.

 

 

Светлана Каленова 

«Ой, как же много не тае в жизни нашей»

Итак, премьера состоялась. Новый театральный сезон открыт. Спектакль по пьесе Л. Н. Толстого «Власть тьмы» поставил в нашем театре режиссер С. В. Бурлаченко.

Сама по себе идея — дать новую жизнь пьесе — верная и смелая. Верная, потому что самое время обратиться к корням тьмы российской, к истокам разрушения, надавить на самую болезненную точку русского самосознания, задать вопрос:  «Что стало с нами, с душой нашей?» Смелая, потому что мрачная горькая пьеса вряд ли соберет полный зал, вызовет эмоции одобрения. Люди устали от криминальных хроник, киношных триллеров. Люди привыкли к мысли, что все в этой жизни решают деньги. У многих, очень многих, поселилась в душе тьма, а Бога там нет и в помине.

В основе драмы Л. Толстого о преступлении и наказании реальное уголовное дело крестьянина, убившего ребенка, прижитого от соблазненной им падчерицы. Сто лет назад эта история шокировала публику, а сегодня «эти мерзости» так надоели по жизни, что нет сил смотреть их еще и со сцены.

Действу отведено почти три часа. Все правдоподобно на сцене — русская печь, мешки с зерном, охапки сена, погребица, забор, ворота, треугольник кровли, как будто у мира крышу снесло. Честно шамкает старичок со внешностью святого, пересыпая речь словами -паразитами, гогочет дурковатая падчерица, хлопочет, справляя свои бесовские дела, главная злодейка, подбивая сына на преступление. Все монологи на месте, все диалоги выверены, и музыка убедительно поддерживает действие, но почему так тягостно движется время, почему так скучно? Диалог работника (заслуженный артист России Н. Штабной) и старика Акима (артист Ю. Щербинин) о коммерческой деятельности и теории прибыли банков вызывает в зале недоумение. В день премьеры тех, кто занимается   «греховным стяжательством», в зале гораздо больше, чем тех, кто увяз в кредитах и ипотеках. Дело-то житейское. И потом, кроме пьесы Толстого существует еще и «Капитал» Маркса.

Может, пора Льва Николаевича, гм, на покой отправить? Его текст не оставляет режиссеру пространства в трактовке идей и образов. Обращались к этому материалу и московские и ленинградские театры, рискуя выглядеть скучными и старомодными, но там дело спасали ИМЕНА известных актеров Ильинского, Рыжовой, Савиной. Их игра удерживала зрителя на волне толстовской «тьмы».

Сложное чувство к спектаклю. Его болевые точки должны задевать, но не задевают. Почему публика не цепенеет от ужаса, почему не бегут по телу мурашки в сцене убиения младенца? Почему горячая волна не приливает к сердцу, не ранит проповедь? Почему не возникает мысль об общей судьбе? А страсти Толстого (их нет ни у Гоголя, ни у Чехова, таких страстей между мужчиной и женщиной) превращаются в академические громкоголосые перепалки, вопли, истерики. Все зло у Толстого сосредоточено в женском обществе. Болезненно-упрямо любит Анисья (артистка Н. Крючева), торопя уход старого, больного мужа (артист М. Касымов), упорно мстит ей Акулина (артистка М. Дроздова), просчитывает наперед ходы Матрена (артистка Л. Дайнега), мается за погубленную душу любимого Марина (артистка В. Костылева), переживает за семью маленькая Анютка, чуя беду (артистка М. Клыпина). Сам же герой, Никита (артист Д. Дроздов) не в состоянии противостоять ни своим инстинктам, ни чужой воле. Зло нарастает, как снежный ком. Но динамики развития зритель не чувствует. Надо сказать, девушки, женщины в спектакле невнятны, при том, что их много и они все очень разные. В чем дело, не знаю — то ли в индивидуальности, то ли просто ключи не найдены? Или не готовы работать глубоко и серьезно? А может, все вообще элементарно — три репетиции с режиссером в таком спектакле — капля в море. И от всего этого рассыпается мир Толстого. И получается деревенская история о ком-то. И нет ощущения, что это о нас, и грехи это наши, и жизни, и судьбы. Так, уголовная история, коих сегодня тысячи. Не слышно призыва вырваться из «тьмы», побороться с властью, попытаться очиститься или хотя бы осознать свои грехи. Герои Толстого, Достоевского мучаются от содеянного, а сегодня убивают, насилуют, избавляются от младенцев, не ощущая греха, не стремясь к покаянию. Криминальные сюжеты — неотъемлемая часть нашей жизни. И мы привыкли жить в этой мерзости. Мы не слышим истину: «В любых обстоятельствах человеку душа надобна» — говорит Аким. Пожалуй, это самый интересный персонаж, самая живая роль. Откуда-то знает он, что нельзя лгать, брать нечистые деньги, обижать сироту, не проповедует, легко прощает сына, словно вновь обретая его после покаяния. Остальные же легко маневрируют христианскими заповедями. Незатейливо просто ведет свою роль Л. Дайнега. Ее тьма самая страшная. Перекрестилась и пошла яду сыпать в чай, младенчика, внука своего в землю закопать приказала, но не забыла крестик надеть. Ох, сколько таких Матрен по нашим улицам ходит. И конфетой угостят, и по головке погладят. Нет у них границы между добром и злом.

Есть какая-то неправда в финале. Или это и есть правда? В сцене покаяния народ безмолвствует: никто не осудил, не отвернулся, ни в одном лице нет брезгливости (только жених Акулины отстранился от своей невесты). Все дружно простили героя. А как же — «не согрешишь, не покаешься». Финальное покаяние не стало прочувственной необходимостью. Чтобы кожей, всем существом ощутить его неотвратимость, чтобы сердцем осознать веру в человека, способного даже на самом краю раскаяться и спастись.

Когда-то поэт Анненский писал о пьесе: «Драма Толстого — это действительность, только без возможности куда-нибудь уйти и за нее не отвечать. Это действительность, с которой даже жить нельзя, у которой нет ни прошедшего, ни будущего». Сто лет прошло. Так и живем. «Ой, как же много не тае в жизни нашей».

 

 

Дарья Сергеева

Камышинский драматический театр 

представляет новинки юбилейного сезона

В этом году Камышинскому драматическому театру исполняется 80 лет. Нужно сказать, что праздник в этот раз получается двойным: ведь год объявлен в России Годом культуры. И сегодня творческий коллектив театра продолжает радовать своих поклонников новыми постановками — свежими, неординарными, поднимающими зрителя на новый уровень и облагораживающими его душу.

Например, второго марта состоялась премьера спектакля по пьесе Семена Злотникова «Пришел мужчина к женщине», написанной в 1978 году, но, как выяснилось, актуальной до сих пор. Реакция публики, которая очень тепло приняла эту работу, обрадовала творческий коллектив. Ставил пьесу московский режиссер Евгений Лаптев.

Сейчас в театре идет работа сразу над несколькими спектаклями. Один из них – по пьесе Алексея Арбузова «Мой бедный Марат», действие которой происходит в Ленинграде и разбито на три временных периода – во время Великой Отечественной войны, сразу после победы и семидесятые годы 20-го века. Но, несмотря на время  действия, пьеса актуальна и сегодня. Премьера спектакля состоится 8 мая.

Параллельно идет работа в театре кукол. Готовятся сразу два спектакля: «Все мыши любят сыр», который ставит режиссер волгоградского театра «Колобок» Нина Голубева,  и «Синюшкин колодец» по сказам Бажова, где свой творческий замысел воплощает заслуженный артист республики Крым Николай Бойко, которого можно по праву назвать главным режиссером Камышинского театра кукол «Калейдоскоп».  Широта его творческого взгляда впечатляет, он инсценирует разные сказки: и классические, и исконно народные, и авторские. При этом его постановки отличаются проникновенной глубиной и умением достучаться до юных зрительских сердец.

А 80-летие Камышинский драматический театр решил отметить ярким событием — провести фестиваль с символичным названием «Театр и поклонники». Целую неделю в конце мая зрители и жюри фестиваля будут смотреть премьерные спектакли юбилейного сезона. А в день закрытия  — 25 мая пройдет торжественное подведение итогов и награждение победителей в различных номинациях, а также замечательное праздничное попурри. В общем, будет зрелищно, весело и неординарно!

 

Валентина Золотарёва


Что нужно, чтобы быть человеком?

Первый день весны театральный Камышин встретил новым спектаклем. «Пришёл мужчина к женщине». На сцене – любовь с её терзаниями и восторгами. Он и она впервые встречаются, взаимно удивляются, увлекаются, достигают ослепительного счастья, ссорятся из-за пустяка и…

В зрительном зале царит особая театральная тишина, прерываемая то взрывами смеха, то благодарными аплодисментами и возгласами. Равнодушных нет. Юные мечтают, пожилые вспоминают, средний возраст примеряет перипетии спектакля на себя.

Автор комедии Семён Злотников создал два десятка пьес и киносценариев. Среди них – «Всё будет хорошо», «Уходил старик от старухи», «Вальс одиноких», «Жизнь полосатая» и др. Они поставлены во множестве театров, переведены на 15 языков. Нынешняя постановка из того же ряда. Её режиссёр – москвич Евгений Лаптев хорошо известен в театральных кругах. В наших краях он не впервые. Был первым режиссёром драматического театра в Балаково Саратовской области, придумал ему название «Ковчег» – БДТ звучало как-то уж слишком по-питерски. (Сегодня, правда, он зовётся Балаковским драматическим театром им. Е. Лебедева). На сцене нашего драмтеатра двадцать лет назад Евгений Лаптев поставил очень интересную и поучительную комедию с немного шокирующим названием «Не пришить ли нам старушку?» Старушку, слава Богу, не пришили, о спектакле оставили доброе воспоминание.

В последних премьерных постановках мы не видели заслуженную артистку России Татьяну Торощину. И вот она явилась. Молодая, стройная, эмоционально потрясённая. Истинная женщина в ожидании любви.

Юрия Щербинина, напротив, мы уже видели дважды. Но здесь он совсем другой. Замкнутый, боязливый, косноязычный. Однако что с ним будет дальше! Любо-дорого посмотреть.

Пьеса «Пришёл мужчина к женщине» написана в 1978 году. Телеканал «Перец» ещё не приглашает пофлиртовать, вездесущий интернет ещё не открыл своего ларчика с миллионами желающих познакомиться «здесь и сейчас». Но и нынешнего искушённого всеми этими «благами» зрителя, которого, казалось бы, ничем не удивишь, спектакль научит многому. Как держаться, что следует сказать, а о чём лучше бы помолчать и т. д. Любовь – великий учитель.

Оформление спектакля, созданное главным художником театра Валерием Мищенко, довольно лаконично. Огромный абажур как символ семейного уюта. Обычная мебель. За окном – панорама многоквартирных домов с одиноко горящими окнами. Это воспринимается как обобщение. За каждым окном мечтают, любят, страдают. И без любви не живут. Ведь это радость, которая одновременно нас возвышает и терзает. Своей любовью мы придаём даже очень обычным вещам поэзию и красоту, сами становимся красивее и добрее.

Философ Фейербах утверждал, что «любить – значит быть человеком». Но, по-моему, точнее всех выразился Константин Паустовский: «Не будем говорить о любви, потому что мы до сих пор не знаем, что это такое». Пойдёмте в театр – а вдруг узнаем?

 

 

Марина Караваева

 

Сразу чувствуешь: одинокие

Пришел мечтательный март.  А с ним,  и  гадать не станем,  «Пришел мужчина к женщине».  Спектакль под таким названием по пьесе драматурга Семена  Злотникова поставил на камышинской сцене режиссер из Москвы Евгений Лаптев.

Самой пьесе «перевалило» за 35…  Прежде чем явиться пред ясные очи камышан, этот  вечный  «роденовский сюжет»  пережил сотни постановок в  нашей стране  и  за рубежом.  В одном только московском театре «Школа современной пьесы»,  который, собственно, и начался  с этой работы, спектакль,  был сыгран свыше 500 раз!

Под оранжевым абажуром

Вы скажете: «Фи! И смотреть нечего — сейчас все по-другому. В том числе и во  взаимоотношениях мужчины и женщины». И будете  правы, как  правы те, кто признает, что  все новое – это хорошо забытое старое.  Так и пойдем  в  нашем  путешествии по спектаклю:  «бок о бок»  с ушедшим старым, которое  было и будет живее всех живых.

Итак, симпатичная,  лет 45,  телефонистка Дина Федоровна (засл. арт. России Т. Торощина) одна  в своей  пустой квартире. Конечно, не в прямом смысле пустой:  кровать, кресло, стол – все, как надо.  Особенно будоражит зрительское воображение главное неодушевленное действующее лицо  —  огромный старинный оранжевый абажур. Ой, что-то  под ним произойдет и произойдет ли вообще?

Но в  этом «непустом» и даже уютном жилище нет  его —   мужчины,   с которым  не страшно, светло и надежно.  Без этого жизнь,  как показывает практика   миллионов одиноких женщин,  имеет горьковатый привкус.

Не помогает  даже современный,  дистанционно управляемый проектор, через который  Дина Федоровна  периодически  ностальгически заглядывает в  свою беззаботную  юность.  Эта пора ее жизни,  как март, была полна надежд. Мечты сбывались и… улетали. А женщина оставалась один на один со своими пестрыми  воспоминаниями.

Может быть, незнакомец  (фармацевт Виктор Петрович, арт. Ю. Щербинин),  которого  в этот дождливый вечер послал Бог и  знакомые,   пришел раз и   навсегда?

 

Убежит ли одиночество?

Некоторым  журналистам, сидящим в зрительном  зале,  повезло (или не повезло — об этом позже):  они  видели  спектакль «Пришел мужчина  к женщине»  в исполнении мэтров советской сцены Альберта Филозова и Любови Полищук.

В этом смысле я была  «чистым листом»:  Торощина и Щербинин  —   мои  первые Дина Федоровна и Виктор Петрович — только  успевай записывать впечатления.

Но на  радость или на беду, я еще и женщина среднего возраста, не понаслышке знакомая с одиночеством. Можно сказать, эксперт темы.  Вероятно, поэтому  слишком  вжилась  в  происходящее на подмостках  и  нашла в нем много «хорошего и разного».

Дина Федоровна  (Т. Торощина) —  очень симпатичная женщина. Все наряды  ей к лицу. Она энергичная, напористая,   символ «одиночества, которое жаждет прекращения».   Героиня мечется по сцене, «как юная разведчица», волнуется, надеется, ждет, флиртует…

Но с первых  минут  и до конца спектакля  меня на подсознательном уровне  не покидало  ощущение противоречивости происходящего. Дина Федоровна, похоже, напрочь забыла, что ей не 15 и даже не 25. Она капризничала  так, что от нее, скорее,  убежит все, что движется, а одиночество останется!

Дина, похоже,  навечно  зависла в том прошлом, когда взбалмошность и противоречивость дамы считались  ее главным достоинством.  Но существовало ли такое время?

 

«Я вся такая неожиданная»

Теперь о нем. Виктор Петрович (Ю. Щербинин) – под стать   Дине Федоровне: артистичен,  в нем шалит некий нерв…  Мужчина порой, простите за каламбур,  пасует перед  потенциальной пассией. Но, по- моему,  многие бы мужчины на его месте  «дрогнули»:  героиня чаще надрывна, чем спокойна.

Однако Виктор молодец:  если и уходит, то не далее двери подъезда и лишь для того, чтобы вернуться.  Возвратившись, медленно, но верно, продолжает втягиваться в зарождающиеся отношения.

Неизбежные споры  двух  одиночеств («постучите по дереву» — «да не буду я стучать») настолько достоверны, что хочется воскликнуть: «А вот и не подеретесь!».  Так и тянет  свахой  выбежать на сцену,  смягчить противостояние.

В том  месте пьесы,  где героиня артистично показывает, как бывает,  когда  мужчина женщине  противен,  вздрагиваешь: Господи, что случилось с дамой: сама не своя!

Лишь спустя несколько секунд понимаешь:  парадокс —   для  яркости пояснения непонятливому кавалеру, для контрастности с «не противен».  Чудесно, но когда  степень  «неожиданности»  граничит  с истеричностью…  «Мягше надо, мягше»…

 

Возможности безграничны

 Как бы там ни было, мужчина и женщина сближаются. Между ними происходит  «все,  и даже больше».  В этом месте (правды  ради, и в других местах  актерского  повествования) Торощина перестает излишне эмоционально настаивать (простим героиню: обжигалась, что ж такого, потому и стала такой, с каждым может быть).

Дина Федоровна  вдруг  является  мягкой и женственной. Тут-то я  признала в ней «подругу по несчастью», запереживала от души: неужто и после достижения консенсуса  Виктор Петрович сможет уйти? Непонятно что говорит,  нервно  ведет…   Она была «на взводе» — он тише воды. Теперь наоборот: он мечется, боится  семейных пут  и в то же время желает их…

Все  для меня встало на круги своя  уже дома,  после спектакля.  Наполовину «исписанным листом»,  я углубилась в  ночной  интернет и прочла текст пьесы.  Актеры говорили слово в слово, как написал  автор Семен Злотников, от себя ничего не  прибавили.  Отыскала на Ютубе пьесу с участием Филозова и Полищук,  посмотрела  – и они тоже…

Лист впечатлений  заполнился, круг зрительского  восприятия  пьесы гармонично  замкнулся благодаря вовремя  вспомянутой фразе  из книги психолога Владимира Леви «Искусство быть другим»: одно и то же слово «да» вы можете произнести громко,  тихо кратко,  растянуто,  утвердительно, удивленно, восторженно, задумчиво… Возможности безграничны. Точно так же и «нет»,  любое слово, любую фразу и реплику, любой монолог».

Из  доступной им  актерской безграничности  наши артисты  выбрали  ироничность, вызов, разочарование, громкость. Что ж,  их право. Моя  же зрительская мольба и психолога Леви «просьба»: будьте разнообразнее, как можно богаче в эмоциях, «психологичней».  И  плавней на событийных  поворотах.

Жизнь и так помотала одиноких на славу.  Из всех видов любви,  мужчине и женщине  во все времена, а сегодня особенно,  не хватало и  не хватает  проникновения душ,  взаимопрощения, терпимости…  Всех других ее видов водится  предостаточно…

 

 

 

Светлана Каленова

Пришел. Увидел. Полюбил

На сцене драматического театра снова премьерный спектакль, поставленный московским режиссером Евгением Лаптевым по пьесе С. Злотникова «Пришел мужчина к женщине». Уже в самом названии обозначена суть пьесы, основная интрига. История взаимоотношений мужчины и женщины — беспроигрышный сюжет на все времена. История банальная и старая, как мир. Все в ней мучительно узнаваемо. Так узнаем мы свою жизнь, свои будни, свои сны, в которых проносятся наши страхи и желания.

А начинается эта история в дождливый холодный вечер, в однокомнатной квартире, где скучает, мается одинокая женщина. Из ночи смотрят на нее чужие бесстыжие окна: насмехаются, осуждают, сплетничают. А как же? Абсолютно незнакомый мужчина приходит к абсолютно незнакомой женщине. Она ждет ЕГО, ждет много лет, может быть, всю жизнь. Она так часто обманывалась, разочаровывалась, страдала… Каким ОН будет, что скажет, поймет ли?

И он пришел, с надеждой на любовь, которую тоже не находил долгие годы. И они оба готовы открыть свои сердца для тепла, нежности, простого человеческого счастья. Разве возможна гармония между ними? И кому есть дело, что за плечами у каждого из них ошибки и неудачи прошлой жизни?! Вот он, стесняясь, первый раз заходит в ее квартиру, жмется в прихожей, отвечает робко, иногда невпопад… Он (артист Ю.Щербинин) похож на чеховского героя, немного смешного, немного жалкого. Она (заслуженная артистка России Т. Торощина) мечется перед ним, капризничая и заигрывая, недоверчивая, мнительная, нетерпеливая, нелогичная, или подстрекаемая «женской логикой». Дуэт актеров многолик: они знакомятся, ругаются, мирятся, танцуют, целуются, пьют вино, опять ругаются. Оба неловки и полны надежд. Ни сразу, ни вдруг настраиваются они на одну волну. Но постепенно Lоve story захватывает.

Герой Ю. Щербинина из застенчивого аптекаря очень скоро (в течение ночи) превращается в сверхтемпераментного любовника. Если вначале он по-родственному целует свою новую подругу в щечку, танцуя, держится от нее на расстоянии (как бы не обидеть, не спугнуть счастье), то во втором действии обрушивает на партнершу и на зрителя шквал эмоций. «Свяжи меня, — дурачится он, — я не хочу уходить». И связанный катается по кровати, произнося пафосные, истеричные монологи…. Слишком пафосные, надрывные, словно не зал очарованный перед артистом, а стадион. Вкус и мера изменяют артисту. Он как будто играет цирковое антре, в другой тональности и это губит игру партнерши, тонкую, ироничную, смешную. И все это не идет на пользу истории про мужчину и женщину, истории о любви. А ведь так хорошо начинали: тонко, в полутонах.

Надо сказать, спектакль на двоих — серьезная актерская проверка на профессионализм, громадная ответственность для актера. Личности исполнителей определяют суть действия в большей мере, чем режиссерское имя, эффектные постановочные приемы, красивые костюмы, обилие реквизита и прочее.

Татьяна Торощина — актриса с громадным потенциалом. Она умеет быть яркой, искрометной, удивительно обаятельной, смелой и беззащитной, нахальной, недалекой, любящей и ненавидящей. Она тонко чувствует и философский смысл пьесы, и комедийные нотки. Пьеса бабья, о женской доле. И она живет в ней. Не играет – живет.  Ей не впервой играть спектакль, где на сцене только двое. Он и ОНА. Ее Гелена в «Варшавской мелодии» была очаровательной и ансамбль их с Н. Штабным был гибким и органичным. И в спектаклях » Старомодная комедия» и «Смешанные чувства» их дуэт был великолепен. Пьеса Злотникова своеобразна. Она из тех, где персонаж думает одно, чувствует другое, делает третье, а говорит четвертое. Собственно, об этом знает подсознательно каждая женщина, и актриса и не актриса (впрочем, все женщины — актрисы). И в таких пьесах мало ПРОСТО хорошо читать текст. Если актер не чувствует подтекста, сам текст становится тяжелым и неповоротливым, и губится комедийность пьесы, тонкая и оригинальная.

Когда-то режиссер И. Райхельгауз начинал репетировать эту пьесу с Верой Алентовой и Альбертом Филозовым. Вот как это было.

Алентова: Почему, когда я спрашиваю у Филозова » Какой у вас рост», он краснеет?

Режиссер: Вы правильно понимаете. Именно поэтому.

Алентова: Вы с ума сошли!!!

ИЛИ

Алентова: Что я делаю, когда входит Мужчина?

Режиссер: Вы, разговаривая с ним, сравниваете его с предыдущим мужчиной.

Алентова: Она, что, проститутка?

Режиссер: Нет, она телефонистка.

Алентова: Как же такое может быть?

На том они и расстались. Потом появилась Полищук, и все срослось.

Думаю, краски комедийности этих и других моментов можно сделать ярче. Но все это у актеров впереди. Жизнь спектакля только начинается. Как и любому мужчине, ЕМУ нужна любовь. Как любой женщине, ЕЙ нужен мужчина. История, которая умрет с человечеством и ни днем раньше.

Они остаются вместе — для еще одной надежды, еще одного разочарования, изгнания, еще одной любви.

А мне только остается повторить слова автора пьесы: «Заслуживать право на счастье не могут только дураки и неудачники. Не быть ими — значит, уже иметь шансы быть счастливыми». Это относится и к героям пьесы. Это относится и к каждому из нас!

 

Виктория Орлова

Шанс на любовь

Казалось бы, этот мужчина не сможет полюбить ТАКУЮ женщину. Ей же абсолютно не нужен ТАКОЙ.  Но так хочется любви.

Наш театр  подарил нам очередную премьеру — «Пришел мужчина к женщине» С. Злотникова.

Дуэт Татьяна Торощина – Юрий Щербинин обратил на себя внимание ещё в спектакле «Не было ни гроша, да вдруг алтын». Яркие образы, эмоциональная насыщенность игры – всё способствовало тому, чтобы отложиться в памяти как интересное сочетание двух талантов. В том спектакле не было, да и не могло быть речи о любви. А в спектакле «Пришёл мужчина к женщине» само название подразумевает, что между героями должны быть какие-то отношения, и хочется надеяться, что это будет любовь. Но ее пока нет.

Может быть, Торощина слишком громкая? Может быть, Щербинин слишком робок? Но ведь в пьесе герои именно такие – яркая телефонистка и тихий фармацевт.

Любви и не могло быть между людьми, которые впервые увидели друг друга. Большой и, к сожалению, печальный опыт за плечами наших героев не даёт им расправить крылья, и всё же… Они встретились – чужие люди. С надеждой, что станут близкими, самыми близкими друг другу на долгие годы. Каждому нужно в жизни своё, поэтому им так трудно пробиться друг к другу.  Они интуитивно, устав от бесплодных ожиданий, избирают самый верный путь. Конечно, можно было два года ухаживать, встречаться, гулять на свежем воздухе, но любви-то хочется прямо сейчас! Ну, просто уже невыносимо хочется, наконец, счастья!

Легко и с юмором происходит действие вокруг постели. Вот герои ухватили этого счастья, хапнули уже кусочек его. И смеются, и дурачатся, как дети. Такие взволнованные, искренние и открытые, совсем другие после того, как узнали друг друга совсем близко…. И душа поёт, и тело, проснувшееся и помолодевшее, и кажется, вот оно, то долгожданное, а –  …не клеится. Люди-то совсем разные, практически незнакомые, им трудно, почти невозможно попасть в одну колею. А так не хочется, чтобы их встреча безнадёжно попала в ряд потерь и разочарований. Но тот маленький кусочек радости, что они ухватили у этой ночи, – он всё-таки не даёт им разойтись безвозвратно. Он даёт им надежду.

Смотришь спектакль, сопереживаешь героям, и очень хочется, чтобы у них всё получилось, всё непременно «срослось». И пусть разные они, Дина Фёдоровна и Виктор Петрович…. И любви никакой пока нет. Однако в последней сцене появляется надежда – она может возникнуть. Пусть  не сразу, но она имеет шанс вырасти —  просто из большого, нет, огромного желания героев любить и быть любимыми.

 

Евгений Бондарь

История любви на камышинской сцене

Свою 80-ю весну Камышинский драматический театр отметил постановкой спектакля по пьесе Семёна Злотникова «Пришёл мужчина к женщине». Название как никогда отражает значение главного весеннего праздника, когда сильная половина спешит оказать повышенное внимание слабой. А потому появление на нашей сцене этого спектакля именно сейчас очень кстати. Благо и содержание соответствующее – вечная тема любви, семейного благополучия, душевного тепла и домашнего уюта.

Эта история любви живёт на театральной сцене уже четверть века. Она получила воплощение и на телеэкране – в 1990 году был снят фильм с Альбертом Филозовым и Любовью Полищук. Спектакль «Пришёл мужчина к женщине» стоит у истоков «Школы современной пьесы» – именно с него известный московский театр открыл свою творческую биографию. Несмотря на то, что сама пьеса написана ещё в 1978 году, она ничуть не устарела. А всё потому, что любовь, это, пожалуй, самое сильное человеческое чувство, не может устареть никогда. Игра актёров нашего драмтеатра стала тому ярким подтверждением.

Всего два актёра заняты в спектакле. Казалось бы, какое действие может развернуться между ними на протяжении полутора часов? Разговоры о жизни? Любовная сцена? Конфликт? Всё это в спектакле есть. Мы как бы присутствуем при рождении и развитии чувств героев пьесы. Заслуженной артистке России Татьяне Торощиной к таким ролям не привыкать. Её Дина Фёдоровна и есть образ женщины, которая, быть может, немного разочаровалась в любви, но всё же не теряет надежды обрести её вновь. Обращает на себя внимание то, как актриса умело обращается с интонацией в голосе. От ноток надрывных, подчас резких и волнительных, когда она переживает, а выйдет ли что-то от встречи или же та опять обернётся ничем – до удивительно добрых, я бы сказал, воркующих, «домашних». Её воспоминание о молодых годах, как лента промелькнувших на экране старых фотографий, очень быстро перетекает в реальность и приводит к встрече с застенчивым, робким, но от того привлекательным мужчиной по имени Виктор Петрович. Юрий Щербинин удачно вписался в эту роль. Его извиняюще-просительные смешные реплики как-то по-особому располагают. И совсем скоро он почувствует себя совсем неробким героем этой истории любви. Мы не знаем точно, получит ли она реальное продолжение (хотя эти «молодые-счастливые» собрались идти регистрироваться уже на следующий день), но яркий, запоминающийся финал к тому располагает. Гимном на протяжении всего спектакля служит очаровательная музыка Френсиса Лэя – его «Историю любви», наверно, знает каждый.

Оформлению сценического действа стоит отдать должное. Оно разворачивается на фоне огней ночного города на заднем плане, в одном месте и в одно время, однако обстановка не статична. Она наполняется игрой светотени и звука, которые тоже как бы переживают вместе с героями.

Для режиссёра-постановщика спектакля – москвича Евгения Лаптева сцена нашего драмтеатра уже знакома. Двадцать лет назад она уже видела несколько его комедийных представлений. Отмечу, что спектакль избежал каких-то вычурных новаций, порой переходящих в пошлость, чем грешат некоторые столичные режиссёры, убеждённые, что без этого зрителя в театр не заманишь. Отдельные сцены этой пьесы, возможно, и располагают к обыгрыванию каких-то фривольностей, чем не преминули воспользоваться другие режиссёры. Но в постановке Лаптева они обыграны очень правильно – чувствуется своя профессиональная рука, непохожая на других.

В очередной раз хочется подчеркнуть: совсем не стоит отдавать себя во власть телеэкранов и внимать потусторонним искусственным страстям. Здесь, в театре, соприкасаешься с настоящими живыми чувствами. Ведь актёры на театральной сцене не играют, они живут. Им очень важен контакт со зрителем, и чем объёмнее он будет, тем органичней они проявят себя в спектакле. Они видят наши эмоции, чувствуют нашу реакцию, внимают нашим словам. И дарить себе лучшие моменты живого, а не виртуального искусства абсолютно в наших силах. Нужно только прийти в театр.

Марина Караваева

 «Елки–палки», или С легким паром!

 Изучив театральный репертуар, общим решением нашего дружеского собрания единогласно  решили: идем  в драматический на капустник «Елки-палки»!

Сюрприз для всех!

Помнится,  в случае с  Женей Лукашиным из «Иронии судьбы» и  его веселой компании  это неизменно была баня в канун Нового года… Для нашей компании  актуальней канун февраля:  по иронии судьбы среди нас «бытуют»  сразу два  именинника,  родившихся аккурат в последний январский день.

Пошли  в театр и нисколько не пожалели: елки-палки,  вместе с последним  театральным капустником – 2014,   к  «нашим  новорожденным», а заодно к заполненному до отказа зрительному залу,  вновь  пришли и Новый год,  и Рождество и даже… жаркая  банька! Вот это подарок!

Зажигательный спектакль «Елки-палки» поставлен молодыми  актерами  помотивам  знаменитых  «Вечеров на хуторе близ Диканьки», а там праздничного переполоха  навалом!

—  Зимний капустник – 2014  —  исключительно  молодежный проект.  Беспрецедентный для театра случай:  никогда еще зимой не ставились представления для взрослых. На художественном совете  решили  устранить «пробел» и поставить под Рождество веселое театральное действо,  — рассказал «Диалогу»  директор театра Евгений Бакин.

«Юность театра»  тут же подхватила идею. Молодые актеры сами сочинили «перевертыши», придумали  декорации, подобрали  музыку и костюмы, поставили танцы…  Более того, они  делали это под грифом «Сюрприз для всех»,  даже для самого руководителя.

На злобу дня

Основанные на сатире и юморе самодеятельные шуточные представления  «для своих» («капустники») устраивались в небольших провинциальных городах еще в конце XIX века. Про «капустные»  предания столь давних камышинских  времен пока  ничего сказать не могу, а вот то, что  во второй половине XX века капустники в нашем драмтеатре бытовали – это факт!

Вспоминает  заслуженная артистка  РСФСР, некогда прима нашего драмтеатра  Валентина Ватажко,  а ныне почетный ветеран сцены: «В  1960-е годы  — это было традиционное внутритеатральное развлечение. Режиссер Павел Джапаридзе придумывал  дружеские шаржи «на злобу дня».  Они получались не злыми, без тени пошлости.

Спектакли «для своих» разыгрывались без предварительных репетиций. Кто кого будет играть актеры узнавали непосредственно перед выходом на сцену.  Благодаря  умелой импровизации талантливых людей, влюбленных в свое дело,  действия  смотрелись на одном дыхании. Смех зрителей — незанятых в капустнике коллег не умолкал!».

«Веселые пироги»

 Камышинские  театральные  капустники 21 века  расширили  круг зрителей – они стали веселыми  спектаклями  для широкого круга  театралов. Прошлый – «перевертыш»  передачи «Давай поженимся». Нынешний,  экспериментальный, —  «Вечеров на хуторе….».  Молодцы, молодежь,   «перевернули»  на славу!

Внеплановый  проект  не отражался  на текущих репетициях — «ваялся» вне рабочего времени. Четверка азартных экспериментаторов Марина Дроздова, Александр Ферхов, Юрий Юдин и Ольга Шевченко поработав  над сценарием, музыкальным сопровождением, постановкой танцев, привлекли  других таких же азартных молодых актеров и сыграли задуманное.

«Начинающие  Станиславские»  старались не зря.  Получился отличный, легкий,  интерактивный спектакль. Зритель не дремал ни минуты — участвовал во всех сценах, начиная прямо с  фойе, где  Оксана (Светлана Смирнова), Вакула (Дмитрий Дроздов), Солоха (Юрий Юдин), Галя (Дарья Попова), Нюра (Марина Дроздова), Петро (Александр Ферхов), Тарас (Николай Дубровин), Маруся (Ольга Шевченко), Гриня (Артем Буняков) и даже Черт (Михаил Касымов,  Алексей Перетятько) угощали народ «горілкою, салом з  перчиком, знатними солоними огiркамі», предлагали погадать, приглашали спеть частушки и поплясать.

В этот день многие «из зала»  сами попробовали себя в роли исполнителей «капустных ролей»: они «засекали» время, чтобы Вакула успел  привезти Оксане подарок, ныряли в парную к Солохе, танцевали с гарными украинскими дивчинами….  Было весело – и никаких гвоздей!

Рождество, гадания, шутки, смех, огоньки на елке – народ  забыл про то, что грядет последний месяц зимы и даже про сочинскую олимпиаду! Смеялись, отбивали ладоши!  Улыбка не сходила со зрительских лиц даже, когда  они вернулись к «началу театра»  —   вешалке.

Домой уходили «не усталые и весьма довольные», наши именинники в том числе. На минуту оставив их, я запечатлела на  добрую «диалоговскую память» нескольких таких счастливчиков.

Прочтите их  комментарии,  позавидуйте: они встречали  Рождество  дважды, а некоторые даже трижды!  А впрочем,  не  станем  предаваться зависти:  придут  новые  праздники, а с ними  они  – великолепные «пироги» из  острот, приправленные юмором и беззаботностью бытия! Капустники, вы очень  понравились нам!

 

ИринаИрина, медработник:

— Весело! Все на кураже! Я пришла  на «Елки-палки»  во второй раз! Сами видите, сколько народа! И все в хорошем настроении, улыбаются! Это говорит о многом! Значит, наши артисты попали «в точку»!

 

 

 

 

АлександрАлександр, военнослужащий:

 — Не ожидал, что стану «актером».  Интересно! Новое для меня ощущение! Что мы  с героями «Елок – палок» делали «за кадром»,  в баньке у Солохи? Праздновали Рождество! А если серьезно:  каждый ждал своего выхода и внимательно следил за актерами на сцене!  Мне очень понравилось!

 

 

Лидия МихайловнаЛидия Михайловна, педагог:

— В нынешней жизни так мало позитива, а здесь в театре  его с лихвой. Хохотала весь спектакль, не заметила, как пролетело время. А раз «часов не наблюдала», значит — правильно! — была счастлива! Чего и всем желаю!

 

 

 

 

Светлана КАЛЕНОВА

 Место действия — провинция

«К нам едет ревизор»

     Камышинский Драматический театр стоит на пороге своего восьмидесятилетия. И, похоже, юбилейный сезон станет особенно интересным и для артистов, и для зрителей. Оригинальные постановки, обменные гастроли, фестивали, капустники, новогодние шоу — всё свидетельствует о том, что творческий коллектив в поиске, в развитии. Не припомню, когда театр выдавал столько интереснейших премьер. За два месяца поставлено три спектакля,  и каждая пьеса уникальна по своей сути. То, что театр меняется, очевидно.

Год назад Евгений Бакин принял на себя руководство театром. В его собственной театральной биографии есть начало и продолжение. Есть выбор места и судьбы. Человек талантливый, деловой, вполне вписавшийся в условия рынка, он играет по правилам и двигается в профессию со ступеньки на ступеньку. Директорами не рождаются. Умения и навыки дело наживное. Ему предстоит одолеть определенный марафон, но уже сегодня новый директор ищет новые пути, привлекает к совместному творчеству маститых коллег, выводит свою команду в открытое плавание, дает надежду.

Первый премьерный спектакль по пьесе Н. В. Гоголя «Ревизор» поставлен Татьяной Лукомской, режиссером из Костромы. Это уже шестой спектакль, поставленный Татьяной Владимировной в Камышине.

— Звонок Евгения Александровича застал врасплох, — рассказывает Т. Лукомская. — мне нужно было подумать. Могу ли я ставить «Ревизора» сегодня? Есть ли для этого повод? Когда-то, в 1991 году, в Казахстане, я очень хотела работать над этим материалом. Деньги, власть, чиновничий беспредел, ах, как нужен был «гоголевский ревизор» с его выпуклым реализмом, с его » смехом сквозь слезы», с его великолепными текстами — трагическое прощание с иллюзиями. Но не получилось. Это как нерожденный ребенок. И вот прошло столько лет. Изменилось отношение к взятке, идет изощренная игра «поймай меня». Наше нравственное уродство стало нормой. Государство придумывает каверзы, а мы, не уважая своего государства, изыскиваем средства, как бы вас, умных, нам снизу объегорить. В каждом из нас живет Городничий: толковый и глупый, наблюдательный и темный, грешный и боящийся греха. А сколько » свиных рож» вокруг, не пересчитать. И я согласилась.

Спектакль получился замечательный. Когда гоголевские персонажи появились перед зрителем (практически весь состав труппы), словно услышала голос, живой голос Гоголя: «На сцену их, на сцену! Пусть видит их народ, пусть посмеется!». Народ смеялся. Смех стал главным действующим лицом спектакля, смех над невежеством, над гнилью и мерзостью людей, воплощающих власть, над «дурным правлением», от которого «хоть три года скачи, ни до какого государства не доедешь». Режиссер живо почувствовала карикатурную природу пьесы. Герои своей живописной эпохи на глазах вырастали до общечеловеческих масок. При минимуме средств, мизерном сценическом пространстве, предельно лаконичной сценографии в спектакле рождается пронзительный, безмерный образ России с ее безалаберностью, леностью, нелепицей. И все время ловишь себя на мысли: «А ведь ничегошеньки не изменилось. Только слова другие используются в нашем обиходе: » коррупция», «лоббирование», «пиар», «имидж». А страна все та же — «немытая Россия, и «хлестаковщина», и беспредел, и беззаконие. И никому не выйти отсюда чистеньким. Каждому требуется ревизия души.

Художественная законченность каждой сцены поражает. Каждая фигура, даже неговорящая, каждый поворот головы, каждое движение руки, ноги, каждая точка, каждый звук — все включено в общую композицию, все соединено в неразрывное целое. На глазах лепится цветная гравюра, по-театральному красиво и убедительно. Режиссеру вроде и вовсе не нужна большая сцена (при таком-то количестве персонажей!). Полукруг дверей, постоянно открывающихся и закрывающихся по воле людей, создает упорядоченный калейдоскоп. Люди и вещи в сплошной динамике. Играют артисты, играют вещи, свет, музыка, подыгрывает зритель и за всем этим наблюдает из зала сам Николай Васильевич. Мистика? Не знаю.

Превосходный дуэт Добчинского и Бобчинского (артисты Д. Дроздов и А. Буняков) Отлично вылепленные фигурки, их речь, то захлебывающаяся, то чрезвычайно замедленная, невероятно комична.

Отличная картина, где пьяный Хлестаков (артист А. Ферхов) упивается своей ложью. Он до такой степени размечтался, что принимаешь все, что он говорит за чистую монету.

Великолепно сделано любовное трио (артисты Н. Крючева, Д. Попова, А. Ферхов). Здесь есть все: и музыка, и танцы, и влюбленность, и ревность, и женское кокетство, и женское коварство. Настоящая комедия любви, живая, увлекательная, яркая.

Хороша сцена подношений (артисты А. Пасюков, Ю. Щербинин, М. Касымов, Ю. Юдин.

Сцена «народного горя», череда обиженных жалобщиков показалась мне грубой, надуманной, лишней.

А вот финал превосходный. Прекрасно слеплена сцена суеты и толкучки, и этот миг, когда безобразные, омерзительные куклы-персонажи вдруг замирают, испуганные новой ревизией (еще одна прекрасно вылепленная гравюра), становится кульминацией всего спектакля.  Движения становятся механическими, судорожными, словно автор голосом ясновидца вещает (опять очевидно реальное присутствие Гоголя): вы мертвы, господа. Увы, похоже, сам автор не предполагал, насколько живучими окажутся его персонажи. Что есть, крапивное семя.

Браво, господа артисты! Браво и низкий поклон всем, кто участвовал в создании театрального шедевра!

 

 

 

 

«Зорко лишь сердце»

Не успели отгреметь аплодисменты, как театр представил на суд публики свой новый спектакль «Калека с острова Инишмаан», поставленный по пьесе самого неординарного представителя современной ирландской драматургии М. МакДонаха режиссером из Москвы Анной Зайцевой, нашей землячкой, дочерью известного камышинского актера Всеволода Зайцева.

Как трудно найти тропинку к себе. Спектакль об этом. Об утомительном путешествии одного мальчишки к себе. О попытке жизни, о всплеске свободного движения, обреченного на смерть. О достижении духовной зрелости, о силе и уязвимости открытого миру и людям человека.

Роман Должанский как-то сказал, что МакДонаха можно крутить и так, и эдак. Его истории шокируют, ужасают, но и таят в себе возможности открытия нового мира, дарят надежду. Автор не сопротивляется. Он свой в доску. И наше захолустье ничем не хуже ирландского. Те же коврики с вышивкой, и коровы на лугу, и простодушные тетушки, и злые сплетники. МакДонах славит свой сиротливый Запад и крушит наши мечты о романтической сказочной Европе. А мы смотрим и переворачиваем все на русский лад. Ах, как сильно в нас желание вырваться в лучшую жизнь. Как наивны, глупы мы, совсем как калека Билли, не понимаем, что, убегая от себя, мы тащим за собой все свои проблемы, комплексы, горести. И частенько проживаем не свою жизнь на чужой земле.

Не трудно заметить, что в названиях всех пьес МакДонаха ключевым словом является название земли — «Калека с острова Инишмаан», «Лейтенант с острова Инишмор», «Призрак острова Инишер», то есть принадлежность земле важнее имени. И, похоже, режиссер соглашается с автором, призывая зрителя полюбить свою маленькую родину.

На первый взгляд, отвратительное место этот Инишмаан — ветрено, голодно, пустынно. Каждая новость на вес золота. А люди… любят и ненавидят одновременно, лгут во имя правды, перемешивают злобу и нежность. Сначала видишь все поверхностное: больного мальчика, которого все кличут калекой, не иначе; сын спаивает мать, чтобы она скорее умерла; сестра разбивает яйца об голову брата. А потом начинаешь понимать, что пьеса-то о доброте, стесняющейся, а оттого и грубой.

Прекрасен дуэт двух тетушек-хранительниц судьбы маленького калеки (артисты Т. Ефремова и Н. Дорошенко). Трио – доктор (арт. Д. Дроздов), Джонни (арт. Ю. Щербинин) и Мамаша (засл. арт. РФ Л. Жарова) создает замечательный игровой контрапункт. И чума Хелен (арт. С. Смирнова), и Малыш Бобби (арт. А. Буняков), и местечковый ньюсмейкер (арт. Ю. Щербинин), который на деле спас Билли в младенчестве, скудоумны, но это не самые плохие люди на свете, и поэтому Билли возвращается домой.

Роль калеки Билли (арт. Н. Дубровин) — несомненная удача спектакля. Невозможно поверить, что только вчера Мишенька Бальзаминов, инфантильный, глуповатый, «летал» по сцене. Новая роль Дубровина пронзительная. Его Билли с волочащейся ногой и взглядом Алеши Карамазова особенный. Он не похож на других, у него нет брони цинизма и грубости. Быть просто добрым и открытым вовсе не просто. Свой физический изъян актер подает легко, и скоро забываешь о его сделанности. Билли влюблен в девчонку с ухватками и жаргоном современной хулиганки (арт. С. Смирнова). Что поделаешь, трудно жить на свете хорошенькой девчонке, которую «лапают» все, кому не лень.

Режиссер быстро нашла общий язык  с молодежью. Хватило у нее и характера, и твердости, и профессионального умения, стянуть все в единый узел, разъяснить суть слов, соль слов, донести все это до зрителя. Кстати, о словах — ядреный язык ирландской (читай «русской») деревенщины, не вдохновил меня. Он как-то совсем неестественно ложился на губы актеров.  Впрочем, это не главное в спектакле. Глядя, как восторженно принимала спектакль молодежь, как чутко реагировала на тончайшие нюансы игры актеров, как бурно аплодировала в момент кульминационный, понимаешь, что «зорко только сердце, главного глазами не увидишь».

Спектакль «Калека с острова Инишмаан» вывел театр на совершенно новый уровень. Удержать его будет не просто, но другого выхода просто не существует.

«Все мы немного кролики»

Ещё одна премьера осени… Спектакль «Тринадцатая звезда» по одноименной пьесе В. Ольшанского поставил на сцене Камышинского драматического театра Евгений Бакин. Перед началом Евгений Александрович сказал, что это спектакль о свободе.

Три поколения школьников зачитываются рассказами Э. Сетон-Томпсона. Ольшанский написал пьесу по одному из его рассказов.

…Бьется за свою жизнь и свободу быстроногий кролик Джек Боевой Конёк. В лучшем скаковом клубе штата Каскадо он выходит на состязания с самыми быстрыми гончими. Двенадцать раз оставлял он  псов позади себя. Остается последний, тринадцатый забег. Тринадцатая звезда в славном списке ушастого означает долгожданную свободу.

Это интрига. Дальше пересказывать нет смысла. Дальше надо смотреть.

…Грубо сколоченные ящики-клетки, свисающие сети. Что это — лагерный барак, пристанище для беспризорников, тюрьма? Жутковатые ассоциации. Из темноты выходят обитатели загона. Люди в обличье кроликов или Кролики, под шкуркой которых бьются человеческие сердца? Пока не знаю. Но есть здесь свои «деды» (Вислоухая, арт. Д. Попова), свои «авторитеты» (Громила, арт. Н. Дубровин), ветреная подруга (Ясноглазка, арт. М. Клыпина), дрожащий новичок Пушок (арт. В. Костылева), свои герои (Джек, арт. Ю. Юдин). Есть друзья (Микки Ду, арт. Д. Дроздов) и бдительный охранник, крепко держащий палец на спусковом крючке ружья (Слаймен, арт. А. Перетятько).

Загон — хорошая школа жизни. Люди, побывавшие в концлагерях,  лишь выйдя оттуда, понимали, что только там, лишенные всего, они были по-настоящему свободны. Спектакль не просто о свободе. Спектакль о внутренней свободе в условиях клетки. Загон — хорошая школа жизни. Только трудно предугадать, кого она из тебя сделает: человека или «тварь дрожащую». «У каждого свой выбор, своя судьба, своя собака», — говорит Джек перед финальным забегом… Любовь и предательство идут рука об руку на пути к свободе.

На сцене поют, танцуют, дерутся — оригинальность сценического решения, крепкий исполнительский ансамбль, энергия молодых актеров завораживает. Именно через танцевальные жанры, музыку, тексты песен приходит понимание: есть народ, который всегда был гордым, сильным, независимым и свободолюбивым. И этот народ добровольно «сдал» свою свободу в обмен на еду, и жизнь его превратилась в кроличьи бега. И, похоже, народ этот привык к своей клетке, не только внешней, но и внутренней. «Что нам делать на свободе? Бегать и целыми днями искать себе еду? Право, дурацкое занятие». Клетка — олицетворение времени, где идет борьба не на жизнь, а смерть. Люди, делайте ставки! Люди всегда любили жестокие игры.

Расхожую истину о том, что если на сцене в первом акте появляется ружье, то в последнем оно обязательно выстрелит, знают все. Удивительно трогательна последняя сцена. Световое пятно, в центре которого искалеченный жизнью человек и умирающий кролик с перебитыми лапами и измученным сердцем.

— Нет, — скажут дети в зрительном  зале! — Нет, они просто сели отдохнуть, они просто устали.

— Так кто же мы все-таки? — спросят взрослые. — Люди или звери?

Конечно же, люди. Только человек может заслонить другого от пули. Только человек способен предотвратить выстрел в последнем акте.

 

«Дерни за веревочку, дверь и откроется»

Не знаю, когда и как сложился стереотип, будто все интересное происходит только в столице. Конечно же, жизнь у нас здесь в провинции другая. Здесь все на порядок скромнее. Трудно работают театры малых городов, что вовсе не означает, что хуже. И зритель у нас особенный, чуткий, безошибочно «вычисляющий» актерскую глубину, подлинное мастерство.

…Опустился занавес, гаснет свет, а люди не хотят расходиться. Театр не отпускает. И я знаю, каждый зритель, вернувшись в собственную жизнь, захочет что-то изменить в ней и в себе. И это хорошо. Уже на выходе вижу, как директор сажает в машину  артистов -ветеранов театра. Это тоже что-то новое, уже ставшее традицией — приглашать старейших артистов на премьеру в свой дом, в свой Храм. То, что он истинный хозяин этого дома, сегодня уже никто в городе не сомневается.

 

Людмила КУРСЕКОВА

В 2010 году театр начал новый проект «Студенческая волна». Цель его была не только приобщить студенчество к посещению театра, к просмотру спектаклей, но и к их обсуждению. За первый год было показано семь спектаклей, их посмотрели две с половиной тысячи студентов. За сезон 2011-12 г. шесть спектаклей посмотрели полторы тысячи зрителей. К сожалению, в прошлом театральном сезоне «Студенческая волна» затихла. И вот…                   

Вновь встречаемся на «Студенческой волне»

Первая в этом сезоне «Студенческая волна» состоялась! Все очень волновались – как примут молодые зрители самый неординарный за всю историю театра спектакль? «Калека с острова Инишмаан» по пьесе ирландского драматурга МакДонаха на премьере был принят очень неоднозначно. В среде театральных критиков этого автора называют «трудным». Чтобы его понять, нужна серьезная работа души и мысли. Прийти на спектакль, чтобы просто посмеяться и расслабиться, не получится.

Зал заполнился почти весь, свободных мест осталось мало. Но, студент — это не тот зритель, которого в театр приводят. Из чего можно сделать приятное заключение — молодежи театр нужен!

Новшество «Студенческой волны»: перед спектаклем в фойе театра могут блеснуть своим талантом студенты из разных учебных заведений. В этот раз перед зрителями выступили студенты КТИ: Дарья Мелякова, Марина Косьяненко и дуэт – Егор Сербулов и Сергей Манукянц. Их выступление зрителям очень понравилось.

 

Первое действие спектакля показало, что современную молодежь зря обвиняют в черствости и лености ума. Зал очень чутко воспринимал все происходящее на сцене. Правда, в антракте зрители заставили сотрудников театра изрядно поволноваться, когда многие направились в гардероб за одеждой. Но спустя пятнадцать минут все свободно выдохнули – оказалось, просто вышли покурить…

 

В книге отзывов ребята оставили свои записи:

— «С первых минут нельзя оторвать глаз от сцены. Спектакль производит сильное впечатление. Актеры играют превосходно, правдоподобно, с чувством! Больше всего понравились калека Билли, его тетушки и малыш Бобби. Спасибо за чудесный спектакль! Спасибо актерам и режиссеру Анне Зайцевой! Жду новых интересных постановок».

— «Спектакль замечательный! Эмоции переполняют! Отлично! Спасибо огромное!»

— «Мне и моей подруге очень понравился спектакль. На наш взгляд лучше всего сыграны роли Джонипатинмайка, Калеки Билли (его роль кажется особенно сложной) и парня, который любит «Ментос». Спектакль очень жизненный!»

— «Мне понравилось все, но в основном Калека. Актер хорошо сыграл свою роль, он молодец! У него хорошие актерские способности».

— «Спектакль очень понравился, артисты играют великолепно!»

— «Современный и очень актуальный спектакль!»

После спектакля зрителям была предоставлена возможность поговорить о спектакле, поделиться своими мыслями, чувствами и эмоциями от увиденного, выразить свое мнение и выслушать мнения других. Заинтересованно вел разговор директор театра Евгений Бакин. Подошедшая попозже исполнительница одной из главных ролей Светлана Смирнова очень хотела услышать, поняли ли зрители ее героиню, смогла ли она своей игрой достучаться до их сердец. Кто-то горел нетерпением высказаться – «У меня столько эмоций!», кто-то остался, чтобы просто послушать, что говорят о спектакле другие, а кому-то просто не хотелось уходить…..

Судя по тому, как порой робко юноши и девушки высказывают свою точку зрения, не трудно понять, современной молодежи сегодня трудно дается живое общение. В наше время, это почти что роскошь. Ушли в прошлое диспуты, творческие встречи. Все заменяет Интернет. «Студенческая волна» — это, пожалуй, единственный масштабный проект в городе, который позволяет студентам из различных учебных заведений не просто с пользой провести время, но и пообщаться. Ну, а для тех, кто не смог принять участие в обсуждении, есть возможность оставить свое сообщение на сайте театра (theatrkam.ru).

Следующая «Студенческая волна» состоится уже в новом году — 6 февраля, когда у студентов будут уже сданы все экзамены, зачеты и «хвосты». Театр приглашает посмотреть и обсудить спектакль «Ревизор» по бессмертной пьесе Н. Гоголя, поставленный режиссером из Костромы Татьяной Лукомской.

 

Марина КАРАВАЕВА

Безымянный4

Победи свой страх — сделай шаг

В минувшую пятницу, 22 ноября, на сцене Камышинского драматического театра «взошла» «Тринадцатая звезда» Виктора Ольшанского. Режиссер-постановщик спектакля — директор театра Евгений Бакин, поставил удивительно романтическую историю, в которую «вовлек» целую плеяду молодых, подающих надежды, актеров.

Кролики, гончие и люди

Сюжет «звездной любовно-дидактической аллегории» таков. Некогда дикие кролики, живут в загоне скакового клуба. На них тренируют гончих собак. После жестокой травли, ушастые должны, как сказал расчетливый и безжалостный Слаймен (арт. Алексей Перетятько) «либо вернуться в пристань, либо уйти в мир вечной капусты». Но что это?! Животные говорят, думают и действуют, как люди. «Врастая» в сюжет спектакля, зритель понимает, что «затравленным невольником» в этом мире может стать каждый. Человек, как и зверь, таков, каким его воспитал «личный загон». Каждый бьется за свои «звезды», стремится к заветной «тринадцатой», которая принесет желанную свободу от тяжких жизненных обстоятельств. Но… «свобода — лишь самый сладкий сон». А сны сбываются нечасто.

«Тринадцатая звезда» — спектакль-«цитата». «Может быть, спасет тебя моя хитрость» — говорит Джеку добрый и самоотверженный Микки Ду (арт. Михаил Дроздов). Старикан практически не отличается от молодых и пылких… Верно потому, что «до седых волос» сохранил пыл в сердце и чистоту помыслов. И неважно, что не святой…

«В этой жизни… каждый борется за свою шкуру, понятно?» — кричит предатель — кролик Громила (арт. Николай Дубровин). Хотелось бы думать по-другому, однако, современные нравы свидетельствуют в пользу Громилы.

«Самая лучшая борзая против кролика с больной ногой, такая ничья не каждому по зубам», — говорит искренний и наивный Пушок (арт. Виктория Костылева), когда видит, что Джек не сдался. Как часто в этой жизни «борзые» тягаются с «кроликами с больной ногой». И радуются, что победили…

«Мы будем гордиться твоей победой». — Это уже Ясноглазка (арт. Мария Клыпина). Красивая, но ненадежная. Вам это «сочетание» тоже знакомо?

Мудрая притча

Романтическое повествование обернулось мудрой притчей, которая уже с первых секунд действия, сделало зал «великим немым». И это притом, что самый быстрый кролик в загоне Джек-БоевойКонек (арт. Юрий Юдин), «сорвавший» 12 победных звезд, сразу подметил словами мудрой Вислоухой (арт. Дарья Попова), что «людям время от времени необходимо кричать, топать ногами и махать руками»… Видимо, чаще людское племя «кричит и топает», когда теряет сердца слух… В этот славный ноябрьский вечер молодой режиссер и молодые актеры максимально обострили у зрителей «сердечное мировосприятие». «Тринадцатая звезда» адресована юным. Молодежь особенно восприимчива к «акцентам» жизни. Добро и зло, любовь и ненависть, верность и предательство — все, что для искушенных взрослых уже суета сует, для «растущих душ» — глоток свежего воздуха или удар под дых. То есть — мощная эмоция, без которой жить скучно и грустно.

Мечты сбываются?

Доверив практически все роли в психологически сложной пьесе «актерской поросли», Евгений Бакин, что называется, пошел ва-банк. И выиграл! «Мелодию вечности», где боль соседствует с любовью, где ты «пан или пропал», актеры сыграли удивительно чисто, почти без помарок. Как не порадоваться за Камышинский драматический! Растет! Не знаю, как другие, а я рада, что когда «силы кончаются», театр «не слышит собачьего лая» времени, а обращается к истинным ценностям. Они спасут мир.

Остается добавить, что необычные «Рассказы о животных» канадского писателя-анималиста Эрнеста Сетона Томпсона (1860-1946) сверкнули «сверхновой» в первой половине 20 века, пьеса Виктора Ольшанского — в 80-е годы… А стали манящей «Тринадцатой звездой» для театральных режиссеров всех веков и народов. Ведь людям всегда не хватает свободы. А «вольная волюшка» — не сон. Нужно лишь, как «учит» словами своей песни молодой композитор и заведующий музыкальной частью Камышинского драматического театра Александр Ферхов, «победить свой страх и сделать первый шаг» к ней. Вы согласны?

Безымянный3

Илья, студент:

Актеры играют профессионально, психологически тонко, пронзительно. Цепляет. Хотя изначально я испытывал беспокойство: «мыслящие кролики», будет ли интересно! Зря сомневался… Спектакль отличный! Очень понравились костюмы… Герои чем-то напоминают не ушастых кроликов, а бетмэнов…

Безымянный

Олег, дознаватель отдела надзорной деятельности по Камышинскому району:

— Не пропускаю практически ни одной премьеры, наблюдаю за ростом профессионализма молодых актеров. Он налицо. Буквально на глазах подрастает новая труппа. Играют все: от комических ролей до героических и сложных в своих душевных метаниях, образов. Это и есть талант!

Безымянный1

Валентина ВАТАЖО, заслуженная артистка РСФСР, ветеран камышинской сцены:

Очень понравился спектакль! Браво, родной театр! Вырастить сразу столько талантов! Это ли не залог того, что времена уходят, а ты остаешься!

Безымянный2

Валентина ЗОЛОТАРЕВА, ветеран журналистики:

Смотрела спектакль и расстраивалась, что… больше не могу так легко бегать, прыгать, танцевать, петь, как ОНИ… А душа-то осталась юной! Сердце, как и прежде, замирает, надеется, любит. Так что я — навсегда с молодежью! Молодцы, ребята!

 

Людмила КУРСЕКОВА

МакДонах пришел в Камышин и нарушил спокойствие камышан!

Новая премьера, состоявшаяся в Камышинском драматическом театре, чем-то сродни маленькой революции. Она поделила камышинских зрителей на два лагеря — на тех, кто «за», и тех, кто «против». При этом и тех, и других одинаково переполняют эмоции, одни испытывают полный восторг, другие пребывают в большом негодовании. Равнодушныхнет!

Речь идет о спектакле «Калека с острова Инишмаан» по пьесе ирландского драматурга Мартина Макдонаха, поставленного молодым режиссером из Москвы Анной Зайцевой. «Моему театру нужна встряска!» — объяснила Анна Всеволодовна свой выбор пьесы в беседе с журналистами после сдачи спектакля. Анна – дочь любимого камышанами артиста театра Всеволода Зайцева. Ее многое связывает с камышинским театром и она по праву считает его «своим», потому и «болеет» за него.

Спектаклю действительно удалось встряхнуть театральную общественность. Зрителя, воспитанного на классике, несколько шокируют некоторые вещи. Но, давайте откроем интернет и почитаем театральных критиков, режиссеров, искусствоведов:

— «Макдонах сегодня самый популярный театральный драматург Европы (а то и мира); в его пьесах нешуточная концентрация черного юмора, колоритных персонажей».

— «По накалу страстей и, так называемому «экшену», пьесы МакДонаха напоминают стремительные и шокирующие картины Тарантино».

— «Он — драматург, который ясно понимает природу любого национального характера. Это блестящая характеристика «главному драматургу XXI века».

— «Самый неординарный представитель современной ирландской драматургии Мартин МакДонах стремительно ворвался на российские театральные подмостки и очень быстро стал одним из самых модных авторов» и т. п.

Как утверждает пресса, «ныне Мартина МакДонаха ставят везде: в Европе, Америке и очень много и успешно – в России. Режиссеры, актеры, киноведы находят в его пьесах множество параллелей (аллюзий) с российской действительностью….»

Только за последние три — четыре года спектакль «Калека с острова Инишмаан» был поставлен почти во всех театрах Москвы и Санкт-Петербурга, а также в Томске, Воронеже, Орле, Перми, Волгограде, Саратове, Красноярске, Ростове, Екатеринбурге и других городах России. В некоторых театральных сезонах МакДонах преобладал даже над Чеховым и Шекспиром.

О Мартине МакДонахе (правильнее — Мак Доне) говорят, как о великом драматурге нашего времени. Как об авторе тонком, умном, глубоком. Его сравнивают с Чеховым и

Беккетом, Островским и Олби. Получается, что камышинский зритель очень отстал и многое пропустил…. Теперь этот пробел восполнен.

Но зрители не столь единодушны, как профессионалы. Судя по отзывам, спектакли по пьесам МакДонаха повсюду воспринимаются не однозначно. Это вполне объяснимо — запросы зрителей гораздо шире, чем задачи любого драматурга или режиссера. Все зависит от того, зачем зритель идет в театр. Многие идут туда, чтобы, хотя б на время, уйти от реалий современной жизни, два часа пожить иллюзиями и послушать чистую литературную речь, которая, увы, почти перестала встречаться «в природе».

Новая премьера, как раз, очень реалистична. И, несмотря на то, что действие происходит в Ирландии, на отрезанном от всего мира, «богом забытым» маленьком острове, жизнь его обитателей очень похожа на нашу, далекую от мегаполисов, жизнь маленького провинциального городка. Начало спектакля может показаться скучным, тягучим…. Но, именно такой и бывает жизнь в глуши – медленной, нудной и однообразной. На острове Инишмаан нет ни аттракционов, ни развлекательных центров, ни казино, а как единственная альтернатива зоопарку – местные коровы.

Здесь все друг друга знают, и все осведомлены о мельчайших подробностях жизни каждого. Здесь день ото дня ничего не происходит, и новостями служат сплетни. И каждый мечтает вырваться из этого круга, изменить свою жизнь, уехать туда, где настоящая жизнь – в Америку. И в этом они очень похожи на камышан, в их стремлении уехать в Москву.

Прибытие на остров киносъемочной группы из Голливуда для съемок фильма о рыбаках, стало настоящей сенсацией для островитян. Многие увидели в этом свой единственный шанс. Но только один из них смог им воспользоваться – главный герой пьесы калека Билли. Вместе с киногруппой он покинул остров, чтобы сниматься в Голливуде.

Играет «калеку» очень талантливо и убедительно, очень искренне и правдиво молодой актер театра Николай Дубровин. За внешней непривлекательностью героя, человека с физическими патологиями, зритель видит красоту внутреннюю – смелость, решительность, ум, доброту, любовь, великодушие…. И проникается к нему глубокими симпатиями.

В спектакле затронуто множество проблем, не чуждых человеку, проживающему в глухой глубинке, и вынужденному приспосабливаться к местным условиям, чтобы выжить в них. Но, главная мысль, которая проходит через весь спектакль – красота есть! Она существует в каждом человеке, явлении или предмете. Но за внешними неприглядными чертами ее бывает трудно разглядеть. Как трудно, например, увидеть в грубой и развязной девчонке Хелен, позволяющей себе «ненормативную» лексику, хрупкость и беззащитность, желание любить и быть любимой. Девушка, как ежик при помощи своих колючек, пытается обезопасить себя, скрывая за внешней грубостью и агрессивностью свою слабость – «Я просто не хочу, чтобы меня использовали!» Роль Хелен замечательно исполняет артистка Светлана Смирнова.На сцене артистами созданы очень колоритные

образы. Две тетушки со «странностями» в исполнении Татьяны Ефремовой и Натальи Дорошенко очень органичны и естественны, они разговаривают с какой-то особой, ирландской интонацией и воспринимаются зрителем, как коренные жительницы Ирландии. Рыбак, по прозвищу Малыш Бобби, немного угрюмый и немногословный, целиком погруженный в работу, которая спасает его от грустных мыслей. Этот образ очень точно передан Артемом Буняковым. Доктор (Николай Дроздов), единственный на острове представитель интеллигентной профессии, такой же усталый и задерганный, как и камышинские участковые врачи. Бартли (Юрий Юдин) – подросток, для которого, как для любого мальчишки, выросшего в глуши, раем кажутся большие города, где «в каждом магазине продаются «Мамба», «Хуба-Буба», «ММдемс»», и даже телескопы, в которые видно, что делается за сотню километров вдали!

В каждом мелком населенном пункте есть своя «служба новостей». Здесь это — разносчик сплетен Джонипатинмайк, спаивающий свою старушку-мамашу алкоголем. Некоторые зрители именно Джонипатинмайка считают главным героем пьесы. К концу второго действия вдруг неожиданно выясняется, что даже такой отрицательный герой способен на благородные поступки и сострадание. Этот образ в исполнении Юрия Щербинина получился очень ярким и запоминающимся.

Лариса Жарова в роли мамаши просто бесподобна! И, не- смотря на то, что сюжет скорее грустный, чем смешной, и любая пьяная бабушка вызывает чаще неприятные чувства, чем симпатию, тем не менее, в этом эпизоде зрителя разбирает безудержный смех, а к старушке, в которой Ларису Жарову и не узнать, рождаются самые теплые и нежные чувства. Лариса Ивановна, браво!

Отдельно хочется отметить освещение и музыкальное оформление спектакля. И свет, и музыка здесь не просто дополняют игру актеров, но и сами несут на себе большую эмоциональную и смысловую нагрузку, «играя роль» памяти, надежды, радости и печали.

У каждого спектакля свои задачи, свои функции – один призван рассмешить до коликов, другой погрузить на время в розовые сны…. «Калека с острова Инишмаан» — это, на мой взгляд, своеобразный тест, проверка человека на способность видеть красивое и светлое, там, где его не видно за внешними признаками. А заодно и взглянуть на себя со стороны – каким видят тебя окружающие, не слишком ли глубоко ты зарыл в себе все хорошее?

Именно эту, или близкую к ней позицию, занимают те, кто принял спектакль на «ура». Противников больше всего покоробил «ненормативный лексикон» и шуточки «на грани». Открою секрет – создатели спектакля именно этого и добивались! Если это еще способно коробить в театре, значит, мы еще не совсем смирились с этим в жизни. Или смирились и уже не замечаем?

О спектакле можно говорить и спорить долго, но лучше пойти и посмотреть самим! Добавлю, что театральный критик из Волгограда Ирина Преображенская, присутствовавшая на премьере, назвала спектакль «подвигом Камышинского театра!»

 

Марина КАРАВАЕВА

Уберечь душу от уродства

О, это «другое время» и «другой театр»! Вы, все-таки, пришли в  провинциальный Камышин! «Шекспир современности» — ирландский драматург Мартин Макдонах — имосковский режиссер Анна Зайцева9 ноября смело вошли в нашутихую «театральную гавань» илишили ее покоя. Трагикомедия «Калека с острова Иниишмаан» вызвал у публики смешанные чувства: шок, катарсис, растерянность, непонимание, восхищение…

 Билли родился калекой. Его родители утонули.  Он  живет нахлебником с чужими тетками.  Девушки  калеку  не любят, парни насмехаются…Вокруг —  пьянь и мордобой,  из  новостей – «гусь кота укусил»… Камни и море без границ,  одна  радость – поглазеть на коров. Хочется бежать куда глаза глядят,правдами и неправдами. Только принесет «побег» от обстоятельств удачу?.

Театральное искусство –  все же больше искусство интерпретации. Режиссер Анна Зайцева сделала акцент  на любви. «Еe» Билли умеет любить.  Покалеченное тело главного героя трагической комедии   – не «синоним»убогости души.

Теперь «разберемся»с  тетушками, девушками и парнями с далекого Иниишмана в исполнении замечательных актеров Камышинского драматического театра.

Играли все отлично. Переполняет гордость за наши  актерские кадры:тему передали искренне, артистично,  достоверно.  Сценические костюмы  от Анны Зайцевой и Аллы Кириловой, несмотря на некоторую «скупость»,  на мой взгляд,  смотрятся гармонично,  «в кон».  Музыкальное оформление Александра Ферхова тоже не «выбивается» из контекста.

… И эти легкие перемещения героев «по  скалам» (сценография Дмитрия Пантелеева, художник Николай Савеко)… Все «иниишмаанцы», включая Билли, кажется,  летают по «пересеченной местности». Декорации словно  помогают им в этом …

«А спектакль? Гармоничен ли он в целом? –  спросит,  пока еще  не побывавший на «Иниишмаане» камышанин. Если выподразумеваете под «гармонией» гладкую «приятность»  изложения и быстрое зрительское «проникновение» в тему, тогданет.

Сцены, как лоскуты для покрывала в стиле  печворк,тщательно подобраны режиссером,  но  соединяются  единое крайне  медленно. Порой,  хочется  «листануть» странички трагикомедии  и хоть «одним глазком» заглянуть в окончание…

О чем, к примеру,  говорят между собой сердобольные тетушки Кейт (арт. Татьяна Ефремова) и  Эйлин (арт. Наталья Дорошенко), вырастившие доброго, но такого горемычного калеку  Билли (арт. Николай Дубровин)? Камни, чупа-чупсы, хуба-буба… К чему все это?

А Малыш Бобби (артист Артем Буняков)?А  веселая, неуемная крошка  Хелен (арт. Светлана Смирнова)? В душе она добрая, но ее язычок – острая бритва,  что так ранит сердце Билли. Он знает, что никто и никогда не полюбит калеку. Не ошибись в отчаянии, человек: в этой жизни бывает всякое…

«Парадоксальный» Джонипатинмайк (арт. Юрий Щербинин) со своей мамашей (заслуженная арт. Лариса Жарова) – еще та парочка!«Мамаша»-Лариса просто  очаровала зал. Это же надо так преобразиться! … Доктор (арт. Дмитрий Дроздов»), Бартли (арт. Юрий Юдин)  — актерский ансамбль, бесспорно,  удался наславу!

— Искания молодого Билли понятны начинающим артистам, поэтому они так достоверны в  своей  игре, —  отметил директор  Камышинского драматического театра Евгений Бакин.

Он, как и режиссер Анна Зайцева,  адресует пьесу  молодежи.Мненияже зрителей, опрошенных журналистами после  премьеры,  разделись. Одни, как и Евгений,  считают пьесу явно молодежной,  другие — что  такую сложную   тему, как преображение некрасивых и злых людей в светлых и благородных, может «переварить» только возрастной контингент.

Возможно,  не стоило  вплетать в ирландский «эпос» русское крепкое русское словцо,  «травмировать»  провинциалов репликами  на грани фола. Не потому ли убеленные сединами театралы посчитали, что русская классика им ближе и понятней? Что ж…  Любая пьеса, даже кассовая,  не золотой алтын, чтобы всем нравиться…

Так что, даже если вы  ровным счетом ничего не слышали о Макдонахе, а произнося «театр»,  подразумеваете «Станиславский»,  поспешите на «… Инишмаан».  Решитедля себя главный вопрос: верите вы или нет в то, что главное уберечь от уродства не тело, а  душу. Все остальное приложится…

 

 

Валентина ЗОЛОТАРЕВА

А разве мы сами не «калеки»?

Как только ни называли в печати ирландского драматурга Мартина Макдонаха, который в последние годы  победно шагает по российским театрам. Начал с Таганки и вот дошел до Камышинского драматического. «Новая сенсация Европы», «Чудо современной сцены», «Главный драматург XXI века», являющий собой «образец психологического театра».

Всё это правда. Но в нашем театре Макдонаху не повезло. Премьера его грустной комедии «Калека с острова Инишмаан» идет сразу после гоголевского «Ревизора». А уж тут даже самое великое чудо сцены как-то блекнет и сжимается. И тем не менее, впечатление огромно.

Это новое «блюдо», которое нужно пробовать, понять и принять. Я дважды посмотрела спектакль  и каждый раз удивлялась — как это удается на примере маленького островка с довольно обычными жителями показать модель жизни чуть ли  не всего человечества? Горе и радость, чуткость и безразличие, мечта о счастье и тщетность надежд,  мелочное тщеславие и беспредельное горе от собственной неполноценности… Это высокая литература. Вспоминаются Стефан Цвейг с его «нетерпением сердца» и Максим Горький со сгорающим от любви инвалидом в «Деле Артамоновых». Беспредельность несчастья.

Человек не всегда помнит о своем горе. Если бы не напоминали. А как жить, если даже близкие люди обращаются к тебе не иначе как «Калека Билли». Наш молодой, но уже прекрасно себя зарекомендовавший, артист Николай Дубровин передает эту неизбывную внутреннюю боль так органично, так правдиво и убедительно, что зритель проникается к нему искренней симпатией уже в первые минуты спектакля. И потом эта симпатия только возрастает.

Спектакль еще растёт и развивается. После первого просмотра вижу, что приглушены  речевые вульгаризмы без ущерба для смысла, стали динамичнее и естественнее образы брата и сестры Хелен и Бобби (артисты Юрий Юдин и Светлана Смирнова). Без подзатыльников  они не разговаривают, но за внешней грубостью чувствуется взаимная любовь. Стал более затейливым «пустозвон» Джонипатинмайк (артист Юрий Щербинин). Да и сам Билли стал  мягче и глубже.

Музыки, кажется, стало меньше. Оголённую страсть португальских мелодий Rodrigo Leao трудно назвать фоном или аккомпанементом. Часто музыка звучала сильнее сценического действия. Но ведь самое главное в спектакле не во внешней суете, а в глубинах  сердца. Заведующий музыкальной частью Александр Ферхов это почувствовал и учёл.

Хорош дуэт Кейт и Эйлин (актрисы Татьяна Ефремова и Наталья Дорошенко). Добрые тётушки, заботливые, обидчивые, но в общем-то простодушные. Понравился Доктор в исполнении Дмитрия Дроздова. Каково это — лечить безнадёжных алкоголиков и уговаривать их озверевших от негодования близких. А уж заслуженная артистка России Лариса Жарова всем им жару задаёт своим неукротимым нравом.

Молодежь, не мудрствуя лукаво, живо воспринимает перипетии спектакля, охотно аплодирует и невольно усваивает простую мысль, что смеяться над чужим горем мерзко , что внешняя уродливость не так страшна, как внутренний дефицит доброты и честности. Бурю эмоций вызвал поцелуй Хелен, подаренный девушкой давно влюблённому в неё Билли.

А когда в финале все участники спектакля вышли на поклон нелепой походкой главного героя, как бы из солидарности, а возможно и потому, что осознали свою собственную внутреннюю уродливость, все зрители встали. Овация, множество цветов.

Говорят, театр даёт зрителю высшее нравственное образование. Не скажу, что все, но многие получили в этот  вечер свой заслуженный «диплом». А кто-то просто задумался: «Не урод ли я на самом деле, не жалкий ли калека по сравнению с хорошими людьми?»

Особая благодарность режиссёру-постановщику спектакля Анне Зайцевой. Каждый раз она приносит в наш театр что-то новое и необычное. Незабываема «Очень простая история». Десять лет назад этот спектакль понравился зрителям простым и искренним гуманизмом в казалось бы неподходящих бытовых условиях. Нынешняя премьера — не очень простая история. Доходит далеко не до всех. Мой сосед кряхтел и приговаривал: «Вот ещё два таких спектакля, и театр потеряет зрителя».

Не потеряет! Будем смотреть, пробовать понять, стараться всё прочувствовать. Театр в стадии обновления, зритель — тоже. Понять сущность личности нашей землячки Анны Зайцевой можно не только в её спектаклях. Скоро по НТВ покажут сериал, который Анна и её супруг Дмитрий Пантелеев сняли в Одессе. Дочь любимого артиста камышан Всеволода Зайцева еще явится нам во многих ипостасях.

 

 

Ольга КОЛОТОВКИНА

Моё место здесь

Камышинский драматический театр порадовал и озадачил любителей театра премьерой спектакля «Калека с острова Инишмаан» 

   Этот спектакль не о том, как на островке в океане живут люди. Это о том, что люди – общественные существа и самая первая, самая важная потребность, которую мы испытываем, – не в воде и пище, а в любви. И что любовь и стремление к признанию – основная движущая сила человечества. Для того чтобы получить признание, юноша-калека – каким-то чудом! – уезжает на кинопробы в Америку. И там понимает, что никому он в этой Америке не нужен, а нужен там, где его любят и ждут – дома. «Моё место здесь, на Инишмаане, с теми, кто любит меня и кого люблю я».

Он всё время пытается узнать, каковы были его родители и как они к нему относились. Ему очень хочется, чтобы они любили его. И Джонни Патинмайк, местный сплетник, тонко почувствовал эту потребность калеки Билли и очень талантливо сочинил сказку о благородном поступке его родителей.

В спектакле много любви. Тётушки Билли самозабвенно, до сумасшествия, любят его. Малыш Бобби любит свою рано умершую жену, хоть и не умеет сказать об этом красивыми словами.  Хелен-чума любит своего брата, правда, об этом догадываешься не сразу.

В спектакле много неожиданностей и таких поворотов, после которых не знаешь, как и относиться-то  к этому человеку. И много таких персонажей, о которых трудно сказать, хорошие они или плохие, чёрные или белые – всё как в жизни. И иногда спрашиваешь себя, а кто калека-то на самом деле? И какое увечье страшнее – которое снаружи или же внутреннее?  Заканчивается действие так, что каждый зритель может толковать по-своему: кому-то видится скорая смерть, кто-то радуется, что всё стало на свои места.

И ещё одна, безусловно, спорная тема. В пьесе много нецензурной лексики. Мат некоторые психологи характеризуют как один из непременных факторов, обеспечивающих наше существование. Мат оттуда же, откуда и смех — из бессознательного. Это сексуальные слова, которые присутствуют в обиходе, но которым не нашлось места в культуре.  А здесь на сцене и есть самый что ни на есть обиход, такой же, что царит на кухне, в магазине, в маршрутке, у кого-то и на работе. Мы всё никак не можем признаться себе, что, несмотря на всю нашу начитанность и грамотность, люди-то мы в большинстве своём некультурные и очень легко можем позволить себе словечко-другое – для более доходчивого и быстрого понимания. Так почему же так режет слух бранное слово со сцены и совершенно безразличен в другом месте? Потому что театр для нас – не обиход, не повседневность, а средоточие культуры, его наглядная демонстрация. Мы так воспитаны, мы так привыкли, мы хотим слышать в театре только красивую и правильную речь. А Мартин МакДонах, автор пьесы, угощает нас бранью. Зачем? Чтобы привлечь внимание зрителя? Чтобы показать всё убожество существования этих людей на острове? Чтобы показать нам, что это реальная жизнь, а не красивая театральная история? На этот вопрос тоже каждый ответит по-своему. Знаю одно: я бы ни слова из пьесы не убрала. На мой взгляд, ненормативная лексика подчёркивает контраст между уровнем культуры некоторых персонажей и их способностью совершать поступки – добрые, человеческие, благородные. А сколько мы в жизни знаем людей, которые плохого слова не сказали, но и не сделали никому ничего хорошего, котёнка слепого на улице не подобрали, не то, что человеку жизнь не спасли. Довольно неприятный тип Джонни Патинмайк, сквернослов, сплетник, даже шантажист иногда, прожил свою жизнь не зря – что-то всё-таки подвигает его на христианские поступки. Думаю, здесь автор разделяет культуру и нравственность, разводит их по разным сторонам.

Не все персонажи употребляют ненормативную лексику. И по речи действующего лица сразу определяешь уровень культуры. А он у всех разный, хоть и жизнь почти одинаковая. Можно, можно быть культурным человеком даже в такой дыре. Перефразируя слова пьесы, Ирландия не такая уж дыра, если в ней можно быть культурным человеком. И относится это не только к Ирландии, любое место перестаёт быть дырой, если там живут культурные люди.

Спектакль интересен тем, что каждый найдёт здесь своё. Или всё нравится, или полный негатив, или нравится всё, кроме лексики – это что касается пьесы. По-моему, игра актёров не вызвала у зрителей никаких разногласий. Блистательно сыграла 90-летнюю мамашу-алкашку заслуженная артистка России Лариса Жарова. Юрий Щербинин великолепен в роли любителя подслушивать под дверью. Он настолько убедительно играет, что кое у кого даже вызывает полушутливую обиду – уж не нашего ли брата, собирателя новостей, он так высмеивает? Две нежно любящие своего калеку «тётушки» Наталья Дорошенко и Татьяна Ефремова прекрасны, как все любящие женщины. Малыша Бобби мы увидели в исполнении Артёма Бунякова – большой, сильный, добрый, но вот плохо с ним поступать не стоит, искалечит. Интеллигентного доктора мягко играет Дмитрий Дроздов. Молодые артисты, первые выпускники актёрского отделения Камышинского колледжа искусств в 2012 году Юрий Юдин, Светлана Смирнова, Николай Дубровин в этом спектакле играют центральные роли. Ребята молодцы, играют замечательно, талантливо и с самоотдачей.

Жанр спектакля обозначен как грустная комедия. В других театрах эту пьесу поставили как комический триллер, ирландскую комедию и т. д. На самом деле там всё не очень смешно или совсем не смешно. Но интересно, захватывающе, переживательно, волнительно и вдохновенно. Что могу вам гарантировать точно – спектакль не оставит вас равнодушными. Ругать или хвалить будете – не знаю, но спектакль яркий, интересный, заставляющий думать и чувствовать.

 

Валентина ЗОЛОТАРЕВА

 «Будьте не мёртвые, а живые души!»

Выношу в заголовок статьи строку из «Духовного завещания Н. В. Гоголя. Новый театральный сезон в нашем городе открылся в период страшного дальневосточного бедствия. Открылся бессмертным творением Н. В. Гоголя. Писателя, которого с юных лет томила «жажда знать душу человека, жажда помочь людям быть счастливее». «Я не знаю, — писал он, — выше подвига, как подать руку изнемогшему духом». Сейчас мы все призваны к этому подвигу и всенародного творим его. Михаил Боярский назвал национальной идеей наше желание быть сердечными и чуткими. Хорошо бы не только при страшной беде.

Гоголь верил в очистительный огонь театра, где толпа из тысяч человек может «потрястись одним потрясением, зарыдать одними слезами и засмеяться одним всеобщим смехом». Давно стало крылатым гоголевское выражение, что «театр — это такая кафедра, с которой можно много  сказать миру добра».

Свято верует в миссию театра и Татьяна Владимировна Лукомская — очень талантливая седовласая женщина. Наша гостья из Костромы. Хорошо знакомый камышанам режиссёр. Наши театралы не забудут её «Дверь в смежную комнату», «Семейное дело», «Доходное место», «Филумену Мартурано»… И вот теперь «Ревизор». Комедия, в которой Гоголь решил собрать всё дурное в России и разом посмеяться надо всем. К сожалению, «дрянь пока что мало поредела», и за 177 лет не стало в России меньше чинодралов, взяточников, бюрократов и мошенников. Долго ещё «Ревизор» будет оставаться современным и актуальным.

Уже в художественном оформлении  Валерия Мищенко многое сказано. Громоздятся деревянные домишки уездного городка. Вспоминается Блок: «Россия, нищая Россия, мне избы серые твои, твои мне песни ветровые, как слёзы первые любви». И над этой серой массой устремлены в небо прочные, но с юмором, символы Российской империи. Так и хочется сказать: «До бога высоко, до царя далеко». И пока столичных ревизоров не видать, чиновникам живётся славно. «Срывают цветы удовольствия».

Татьяна Владимировна Лукомская умеет открыть в актёрах неведомые зрителю и самому актёру новые черты, новые грани. Для меня совершенно в новом свете предстал Александр Ферхов. Помню, как мне чего-то не хватало в его роли Незнамова в спектакле «Без вины виноватые». А здесь Хлестаков предстал во всей динамике, во всем богатстве своего характера. Сидевшая рядом со мной заслуженная артистка России В. В. Ватажко то и дело шептала: «Он органичный, он — молодец, из него получится настоящий артист. Уже есть!»

Расцвёл весь коллектив. Каждая роль — жемчужина. Особенно ярко и динамично все проявились во втором акте. Казалось бы, сама фактура актёров противоречит традициям. Городничий (заслуженный артист России Николай Штабной) — худ и строен. «Коротенькие человечки» Добчинский и Бобчинский в спектакле предстают рослыми красавцами (артисты Дмитрий Дроздов и Артём Буняков), слуга Хлестакова Осип, обычно пожилой и умудрённый жизнью человек, здесь юн и плутоват (артист Алексей Перетятько). Но характеры  совершенно соответствуют обстоятельствам.

Великолепны массовые сцены. Все, от ветеранов театра до студентов Камышинского колледжа искусств, как-то уж очень радостно подчиняются единому замыслу. Изредка выпадал из ансамбля и стиля только Щербинин, но такое нередко случается и на столичных сценах.

Великолепно музыкальное оформление. Опять заслуга режиссёра и Александра Ферхова. Сцены общения Хлестакова с Анной Андреевной и Марией Антоновной избавлены от пошлости. Артистки Наталья Крючева и особенно Дарья Попова так искренни, так так очарованы столичным гостем, так пластично подчиняются обволакивающей их мелодии, что любо-дорого посмотреть.

Замечателен дуэт Николая Штабного и Натальи Крючевой, когда городничий с супругой мечтают о будущей жизни в столице. Все актёры очень живо и индивидуально реагируют на всё происходящее и говоримое. Взаимодействие на сцене изумительное.

Украшает спектакль тщательная проработка всех образов. Любимец публики Николай Дубровин с большим достоинством играет три роли — тракторного слугу, полицейского Держиморду и купца Абдулина, которого гнобит городничий. Три разных человека. Скоро мы увидим Николая в главной роли в другой премьере. Роль трагическая, полная противоположность образу Хлестакова. И пьеса эпатажная. Молодёжи понравится и будет полезна.

Хороши, колоритны просительницы, пришедшие к «ревизору» с жалобами на притеснения. Как всегда, предельно динамична и выразительна Галина Хвостикова в роли унтер — офицерской  вдовы. Удивительна Мария Дроздова в роли слесарши Пошлёпкиной. А вообще в спектакле практически занят весь творческий состав, и это такое яркое, единое, забавное и волнующее зрелище, что остаётся только пригласить всех камышан, не попавших на премьеру, в театр. Посмеётесь, порадуетесь и, как мечтал Гоголь, «многие над многим призадумаются».

Николай Васильевич призвал режиссёров ставить пьесы «под углом нынешних запутанностей». Очень боялась я, что исказят текст комедии, вставят нынешние реплики. Слава богу, этого не произошло.

Только в чудесно оформленной программке приведены интереснейшие парадоксы текущего дня. Умному достаточно. Не зря Гоголь советовал не смотреть на мир сквозь ложные призмы разных партий и до боли сердечной любить Россию и свой народ.

В спектакле много истинно театрального. Прекрасно поставлены танцы Ольгой Шевченко. Всё сделано для утробного хохота, а для общего веселья тонких улыбок, хорошего настроения и семейного просмотра.

Волгоградские артисты Сергей Симушин (НЭТ) и Роман Байлов (Волгоградский музыкальный театр) назвали этот спектакль фестивальным, поздравили камышан с рождением жемчужины юбилейного театрального сезона и наградили почти весь коллектив театра от главного режиссёра до водителя «золотыми» и «серебряными» дипломами. Потом Роман Байлов долго и хорошо пел. Порядком утомившиеся долгим награждением зрители внимательно слушали. Особенно хорошо было смертельно уставшим артистам, которые не сидели в креслах, а с цветами в руках долго стояли навытяжку. До сих пор звучит в ушах: «Не уходи, ещё не спето столько песен…». Не ушли, выдержали.

 

 

 Людмила КУРСЕКОВА

Закрытие театрального сезона

До свидания, до новых встреч!

В творчестве Камышинского драматического театра поставлено многоточие – завершился очередной театральный сезон. Для театра он был очень сложным – об этом говорили и руководитель театра Е. А. Бакин и председатель Камышинского комитета по культуре В. Ф. Баринова.

Сегодня театру, чтобы выжить, необходимо искать новые пути и направления в творчестве, находить компромисс между традициями и современностью, и работать, работать с удвоенной интенсивностью, чтобы не попасть в разряд «неэффективных учреждений»….

Сезон был очень насыщенным и плодотворным — поставлено пять вечерних спектаклей, один детский драматический и две кукольные сказки. Театр принял участие в областном фестивале «Театральные диалоги», и впервые выступил на сцене Саратовского ТЮЗа, покорив сердца юных саратовских зрителей и их родителей…. И, наконец, без участия наших любимых артистов не обошлось ни одно крупное городское мероприятие, в том числе и арбузный фестиваль.

Закрытие театрального сезона прошло торжественно, но без помпезности – в фойе звучала классическая музыка в исполнении преподавателей Камышинского колледжа искусств (а ныне филиала Волгоградского института культуры). Оживленная публика постепенно заполнила зал до отказа.

Праздничное представление гармонично сложилось из двух частей. Первая — театральный коллаж «В поисках Музы», включила в себя наиболее яркие эпизоды из спектаклей ушедшего сезона. Зритель с интересом перелистал страницы самой новейшей истории театра — «Смешанные чувства», «Школа соблазна», «Где любезная моя?», «Бесприданник», «Неугомонный дух», «Моя профессия – синьор из общества»…. Отзывы об этих спектаклях были самые противоречивые. Но одно можно сказать с полной уверенностью — каждый из них нашел своего зрителя.

Вторая часть – театральный капустник «Однажды в городе К….» — юмористическая пародия на передачу Первого канала «Давай поженимся!» В роли жениха и невест – герои произведений А.Островского. Исполнители – молодые актеры театра.

Примечательно, что в ушедшем сезоне молодежи театра впервые за многие годы была дана возможность, наконец, почувствовать себя полноправными хозяевами сцены. Мы привыкли к тому, что театр на протяжении многих лет оставался театром мэтров, а молодежь находилась, образно говоря, «на подтанцовках». Но, при всем нашем уважении к мастерам и восхищении их талантом, будущее театра, все же, за молодежью. К радости зрителей, судя, даже по такой небольшой работе, как пародия, можно с абсолютной уверенностью предположить – наш театр ждет славное будущее, если курс руководства театра не изменится, и молодежь его поддержит. Ведь даже в таком небольшом театральном представлении удалось достичь сразу несколько целей — показать себя, блеснув новыми гранями своего таланта, провести интересные параллели и заставить зрителя, неожиданно, по-новому, взглянуть на героев произведений Островского, и еще раз посмеяться над человеческими пороками, которые обладают удивительной живучестью. Браво, ребята! Молодцы!

Театральный сезон завершен, но до того как уйти в отпуск, коллективу театра предстоит еще очень многое сделать. В настоящее время уже идет работа над постановкой пьесы ирландского драматурга Мартина МакДонаха «Калека с острова Инишмаан». Ставит спектакль Анна Зайцева (г. Москва).

В июне же начнется работа над постановкой пьесы Н. В. Гоголя «Ревизор». Ставить спектакль приглашена режиссер из Костромы Т. В. Лукомская, уже знакомая камышинскому зрителю по многим театральным постановкам. Этим спектаклем театр планирует открыть свой новый театральный сезон.

Режиссер театра кукол Н. В. Бойко приступает к постановке новой детской сказки «Носорог и жирафа».

Для молодежи театр готовит спектакль «Тринадцатая звезда» по пьесе В. Ольшанского. Это притча о дружбе и предательстве по мотивам рассказов Э.Сетон-Томпсона. Она ориентирована на старшеклассников. Режиссер-постановщик спектакля Е. А. Бакин свою цель определяет так: «Хочу при помощи современной, гламурной подачи пробиться к чувствам молодежи. Получится или нет, не знаю — сложно сегодня пробиться к чувствам молодых».

До ухода в отпуск у театра запланировано два выезда — в Волжский и Жирновск с показом одного из своих репертуарных спектаклей.

В июле труппа уходит в отпуск, а в сентябре, если все сложится удачно (об этом директор театра говорит с осторожностью – «как бы не сглазить»), планируются гастроли в Мичуринск по программе обмена гастролями в рамках федеральной программы «Культура России на 2012-2018 годы».

В конце сентября наших артистов вновь ждут в Саратовском ТЮЗе со сказкой «Происшествие в лесной избушке».

А до этого театр примет активное участие в подготовке Арбузного фестиваля, который в этом году будет проходить 30 августа.

О том, каким будет репертуар в новом театральном сезоне, говорить пока рано. В настоящее время ведутся переговоры с двумя молодыми, пока еще малоизвестными, но креативно мыслящими режиссерами.

В новом сезоне театр, учитывая интересы зрителей, будет работать на новогодних каникулах. Будет меняться форма проведения детских новогодних утренников….

Планов и задумок много. Театральная жизнь продолжается. И неважно, сколько нашему театру лет – на эту тему не прекращаются дебаты. Думается, самым справедливым решением было бы предоставить право самому театру определять свой возраст. Главное, ведь, не в продолжительности жизни, а в ее качестве!

Поздравляем коллектив театра с окончанием творческого сезона, желаем дальнейших творческих успехов и с нетерпением будем ждать новых встреч!

                                                                     

 

Светлана КАЛЕНОВА

Гривны и алтыны  драматурга  Островского

И снова премьера. И снова наш театр обращается к творчеству великого  русского драматурга А. Островского. На  сей раз на сцене Камышинского   драматического театра трагикомедия «Не было ни гроша, да вдруг алтын». Неисчерпаем Островский. Прозорлив классик и тем интересен, что наперед знал, видел из своего 19 века, что будет у нас, в 21-ом. Жизнь вплотную придвинула  Россию-матушку к его сюжетам, к темам «бесприданниц», «банкротов», «бешеных денег». Его гроши и алтыны перекочевали в наше время и в наше сознание в виде долларов,  евро, российских рубликов. Да и «волки» и «овцы»  лихо обмениваются нынче местами. И тщетно искать сегодня «луч света в темном царстве». Святое и плотское, наивное и лживое, жадное и мотовское – все перемешено, все слито. Изменились люди, нравы, время, но суть осталась прежней. Миром правят деньги, а человек так и не научился ими управлять.

Спектакль поставил  главный режиссер театра заслуженный артист Казахстана Юрий Хвостиков. На сцене практически вся труппа. У каждого героя своя история, своя трагедия. Мотивация поступков каждого, пружина действия – деньги. О них говорят и бедные, и богатые. И те, у кого денег, как грязи, и те, у кого их нет совсем. Деньги управляют героями. Деньги меняют людей.

Хорошо, что режиссер в Островском обрел союзника для своего театра и для понимания современной жизни. Грубость материального, лицемерие, грабеж, шантаж – все столь выпукло, как зеркало на дороге нашей сегодняшней жизни. Удивительно, как ладно скроен спектакль. На сцене тесно (так ведь и в жизни тесно). Слева полуразвалившийся угол одноэтажного дома, с решеткой в оконце. Забор местами упал и, согнувшись, можно легко шагнуть в сад, из которого виднеется крыша дома купца Епишкина (залуженный артист России Н. Штабной). Посреди сцены – его лавка, которая является прикрытием ночного притона лавочника. Справа одноэтажный дом мещанки Домны Евсигневны Мигачевой (актриса Г. Хвостикова). Окраина… Убогое жилье, убогая жизнь «темных личностей». Массовка молодых актеров пронизывает весь спектакль, является фоном жизни обитателей окраины. Вдали шлагбаум или железнодорожный переезд, не важно. За ним другая жизнь, обитателям выселок туда путь закрыт. Еще дальше – панорама города. Случайно или нет, но масштаб расхристанной страны, свернутый в линию куполов церквей, башенок домов напоминает ленту кардиограммы. Сердечная недостаточность общества налицо. В моменты пиковых ситуаций на сцене аритмия выпячивается красной вспышкой.

Одна из первых ключевых реплик — «Деревья у тебя в саду большие, вдруг кому в голову придет — дай скажет, удавлюсь» (Тигрий Львович Лютый —  артист Д. Дроздов). Одна из последних – «Гуляли. Гуляли, да и зацепились за дерево». Между ними пространство действия в 2 часа 15 минут – шумное, горластое, разноцветное, непрерывно движущееся, в котором происходит трагедия или комедия нынче не различишь одно от другого. А и русский народец  каков: на свадьбе плачут, на похоронах смеются да песни поют.

Любой спектакль судишь по следу, который он оставляет в памяти. Отчего одни, словно ножницами, вырезаются из памяти, а другие остаются яркими пятнами эпизодов, актерских работ, понимаются, оцениваются спустя время. Премьерный спектакль повод для разговора, споров, дискуссий. Пьеса глубокая, жесткая, минут двадцать находишься в растерянности. Игра, кажется, порою чрезмерной. Грустно от уродливых гримас, непонятно, зачем на каждую реплику и без того сочную, яркую надо выпучивать глаза, прыгать, размахивать руками, устраивать пантомиму-страшилку. Причем, трюки порой отношения к  пьесе не имеют вовсе. Но действие постепенно затягивает. В тесном пространстве дворика появляются бедная сирота Настя. Ее тетка Анна Тихоновна, зажиточные супруги Епишкины и их засидевшаяся в девках дочь, которую непременно надо сбыть с рук, соседка Домна Мигачева со своим сыном-оболтусом («что есть — балалайка бесструнная»),  любители поживиться Петрович и Баклушин и сам ростовщик Михей Крутицкий. Истории героев переплетаются, каждый поступок, каждое действие, каждое слово — все скрывает в себе особый смысл. Музыкальные цитаты А. Шнитке очень удачно сопровождают сцены любовных утех, а тема денег на протяжении всего спектакля звучит настороженно и зловеще (музыкальное оформление спектакля Александра Ферхова). И, наконец, просто наслаждаешься игрой актеров.

Анна Тихоновна (заслуженная артистка России Т. Торощина) глубоко страдает от своей унизительной бедности. В ней нет гнева, раздражения, протеста. Одна безысходность и опустошенность. Актриса убедительна и правдива в своей роли (а роль-то ни динамичная, ни яркая). Ее реплики, ее умение вести диалог, слушать, держать паузу, ее костюм, прическа – все свидетельствует о профессиональном мастерстве, безупречном вкусе Т. Торощиной. Похоже, актриса живет в ладу со временем – и с тем, что разворачивается по ходу действия,  и со своим личным. Время работает на нее и с каждым новым выходом на сцену служит ей все вернее.

Настя, племянница Анны Тихоновны (актриса А. Кондрашина) играет трогательно, нежно, с очевидным удовольствием. В ней есть изящество, легкость, почти на грани сказочности (подумалось: вот и будущая Джульетта, о которой так давно тоскуют в театре). Она кажется птицей, немного правда суматошной, беспокойной. Она все время на грани:  хочется выйти замуж, но жизнь толкает идти  в содержанки. Или впору в петлю. А жить-то хочется, очень хочется.

Жених ее (арт. А. Буняков) чисто отутюженный, обаятельный, изящный, считающий себя джентльменом, в финале становится ее заложником. И мать  (заслуженная артистка России Л. Жарова) раздражительная, озабоченная светскими приличиями, черствая, наглая, и дочь ее (акт. Н. Крючева) кокетка и хохотунья, и соседка Мигачева (акт. Г. Хвостикова) были бы безупречны, если бы не наряды. Гойя когда-то писал: фантазия, лишенная разума, производит чудовищ. В данном случае фантазия (не знаю, чья) лишена чувства меры.

Надо сказать, в этом спектакле актеры старшего поколения переигрывают молодежь. Артист Николай Дубровин, сделавший все, чтобы покорить нас в роли Бальзаминова, так мало сил вложил в своего Елесю, роль, написанную как будто специально для него, но не тождественную Мише Бальзаминову. Думаю, дело не в звездности, а в «неучености», том психологическом вакууме, который возникает, когда исполнитель не знает, что ему делать на сцене.

Николай занимается самоцитированием, повторяет собственные находки, трюки переносятся из спектакля в спектакль (не только Дубровин грешит этим, но и подружки-вертушки, продолжающиеся находиться в «образе» сестер-невест). Сомневаюсь, читает ли молодежь пьесы (не роли), осознает ли до конца прочитанное?

И, наконец, главный персонаж пьесы Михей Крутицкий, которого сыграл в спектакле артист Юрий Щербинин. Кажется, всегда заранее известно, чего можно ждать от того или другого артиста. Щербинина «видела» этаким аристократом в смокинге, щеголем, эстетом, самодовольным и немного вальяжным (маразматический дед-колясочник — явное исключение). Тем радостнее было признать свою ошибку. История падения старика Крутицкого, который сидит на деньгах и держит семью в нищете, представлена  в пьесе ярко и многогранно. Возбудимый, раздражительный, взрывчатый, в последнем монологе потерянный и жалкий – Щербинин  варьирует тон роли в зависимости от обстоятельств и понимаешь, что он умеет ваять характер. Крутицкий вобрал в себя целую галерею колоритных героев русской литературы, и  артист на сцене убеждает, что ему по силам  сыграть и плюшкинскую мелочность,  и гнев Скупого рыцаря, и юродивую подлость Федора Карамазова. Последняя сцена Крутицкого, когда он уходит в своей шинели, под полой которой было зашито пять доходных домов и пять имений, его реплика «Пойду, пройдусь» — тихая кульминация пьесы. Тишину эту зритель не посмел нарушить даже аплодисментами. Жизнь, потраченная на мерзость, прорыв к реальной человеческой тоске, реальному горю, пониманию, что деньги в сущности ничто, если упущено другое, более важное, значимое — здесь бы и поставить точку. Ведь ради этого прорыва,  ради возрождения, которое стоит жизни, и была написана пьеса. Недаром Богу, как хорошему режиссеру, милее всего раскаявшиеся грешники. Но нет, все движется дальше, к сказочно-бесперспективному концу. Бедным быть стыдно. Самоубийство Крутицкого развязывает всем руки — и уже новые герои на сцене: богатая невеста, альфонс, готовый жениться на ее деньгах. И хотя со всех сторон раздается злобный, завистливый шепот соседей, все довольны – утро вечера мудренее, авось все наладится, авось сбудется. Так и живем — из века в век. И никак не поймем, что в жизни очень много поводов плакать, тосковать, радоваться, быть счастливым помимо денег. На смену русскому «Горю от ума» пришло русское горе алчности, потребительства,  бездуховности,  безнравственности, бесполезности существования. И что с этим делать, никто толком не знает.

 

 

Комментирование запрещено