«БЕСТСЕЛЛЕР» НА КАМЫШИНСКОЙ СЦЕНЕ: СТРАСТИ ОТ КАВАЛЕРЯНА

    Надо  признать, что собеседник нам достался весьма знаменитый. В период с 1985 по 2015 год издал более 1000 песен на русском и английском языках, вошедших в репертуар российских звёзд. Автор либретто нескольких музыкальных спектаклей. 18-кратный лауреат телевизионного фестиваля «Песня Года». Лауреат международной премии «Звезда Театрала» в номинации «лучший музыкальный спектакль» 2019 года. Написал несколько песен для конкурса  «Евровидение», сотрудничает с Софией Ротару, Филиппом Киркоровым, Димой Биланом (знаменитая Never let you go – его авторства), Владимиром Пресняковым, Валерией,  Юлией Савичевой, Эдуардом Укупником и другими звёздами эстрады… Перечислять регалии специально прибывшего на премьеру Карена Кавалеряна можно ещё долго. Но эксклюзив ситуации в том, что для него опыт постановки драматической пьесы – первый в карьере, о чем рассказал директор театра Евгений Бакин. А воплотил в жизнь драматургию Кавалеряна режиссер Павел Лаговской.

— «Бестселлер» — это история, которая просто  просилась на кончик пера, и я давно её хотел как-то воплотить.  Она из моей жизни. Нечто подобное произошло в бытность мою студентом московского автодорожного института, это был роман преподавательницы и студента с нашего факультета. История развивалась несколько по другому сценарию и печально закончилась. Я придумал happy end этому сюжету и несколько довольно радикальных поворотов внутри него, — рассказал Карен. — Это совсем не линейная история, она проходит через несколько «водоворотов», очень сильных, просто на 180 градусов. В общем, всё самое хорошее и самое плохое, что в искусстве появляется, произрастает из жизни.

— Было желание увидеть свое детище на сцене?

— Да, конечно. Когда я написал пьесу, я начал думать, каким образом это можно было бы воплотить. Но, поскольку я очень жестко завязан контрактом с музыкальным театром, у меня просто руки никогда не доходили заняться пристройством этого своего «ребёнка». У меня очень много мюзиклов. Широкий очень охват: от Латвии до Дальнего Востока — музыкальные спектакли идут везде. А мне всегда хотелось именно пьесу поставить. И когда возникла такая возможность, я был очень рад. К тому же прекрасные рекомендации дали и о режиссере, и о театре. О Камышине  я знал, поскольку я люблю провинцию, русскую историю и немножко футбол, я помню ваш «Текстильщик», 96-ой год.

— Джазовые импровизации в стиле нуар — как родилось? От кого родилось?

—  Терминология пошла от Павла Лаговского. Я в принципе пьесу трактовал как пьесу нуар, она действительно по таким законам написана. И я предложил на уровне, так скажем, идеи — она могла быть принята, могла быть не принята — использовать джазовую музыку.

Самое главное, мы совпали по вкусам с режиссёром. Вообще, в фильмах нуар 50-х и даже 40-х годов звучит джаз именно не радикального направления, а такой вот предBebop, лирический и тем не менее тревожный. Я, кстати,  ещё не видел спектакль. Доверяю режиссёру, поскольку мы проговорили ключевые моменты: идейные какие-то, стилистические, смысловые. Остальное, что называется, актёров поставить на ножки — это режиссерская работа.

— Для Камышина это, все таки, новый жанр?

— Не только для Камышина. Нет, на самом деле пробы есть в этом направлении, в Москве . Но мы сейчас говорим про Камышинский театр, про камышинскую сцену, что на этой сцене действительно ставится в первый раз.

 У вас есть опыт работы с провинциальными театрами? Чем мы радикально отличаемся от Москвы?

— У меня огромное количество спектаклей идет в малых городах. Отличие?  Конечно, бюджет — это очень важный момент. Москва. Питер, условно, Казань или Новосибирск  откачивают хорошие актёрские кадры, потому что могут предложить лучшие условия. В провинциальных театрах, например, ставим мы «Дубровского», но вот, хоть ты убейся, ну нет у нас Дубровского. У нас есть четыре Маши, например, но нет ни одного мужчины-героя.  Приходится мириться с какими-то вещами, доучивать, переучивать, дотягивать. То есть на постановочную группу нагрузка больше, да. Ну тут вещи все объективные на самом деле. Опять же декорации, костюмы — понятно, что в мастерских Большого театра получше шьют, но все это вещи объективные. Выходишь из положения. Провальных спектаклей у меня вообще просто ни одного нет. Я сейчас говорю о музыкальных. Мы запустили в первый раз в 2009 году в Уфе спектакль «Голубая камея» — он до сих пор идёт. И все, абсолютно все спектакли до единого, которые мы с тех пор поставили, их более тридцати, по всей стране они все идут. Некоторым два года, некоторым двенадцать лет, но они идут все. В провинции есть свои плюсы, , так сказать, мотивация. Она есть  у актёров, у режиссёров  — показать себя, расти дальше профессионально. 

Вот, буквально даже месяца не прошло, как Барнаульский, он называется Алтайский, театр привез в Москву мою «Капитанскую дочку», которую мы сделали с Женей Заготом, она номинирована на 9 «Золотых Масок». Там бюджет, не знаю, ну три миллиона рублей, то есть, ну вообще никакой…. 

— Песни сейчас пишете?

— Закончил. Знаете, уходя, уходи.  

—  А недавно книгу создали ?

—  Две даже. Эта пандемия.  Театральные проекты были заморожены. У меня осталось время. Я без дела сидеть не могу, начал с того, что собрал все свои дневники, которые я вёл, начиная с первых каких-то шагов в шоу-бизнесе, и из этого получилась книга «Танцы в осином гнезде», это книга мемуаров. А после этого реализовал ещё один свой проект, это «Легенды отеля «Метрополь»» Роман-сериал, я его называю. Он вышел буквально пару недель назад. Но открылись театры!  И я  ринулся опять в театральную жизнь. То, чего я на самом деле очень хотел и по чему очень соскучился.

Сюжет спектакля пересказывать не будем – он захватывает, правда, не самого начала, но накал страстей нарастает и к финалу достигает апогея.

Зрители очень тепло приняли игру маститого Юрия Щербинина, всегда очаровательной  и неординарной Светланы Смирновой, интересными  показались молодые актёры  Евгений Черепанов и Елена Кондратьева. В конце зал устроил всем – автору, режиссёру, актёрам — настоящую овацию.

Директор Камышинского драматического театра Евгений Бакин:

— Я уже сказал Карену, что спектакль состоялся.  Когда всё готово, когда всё собрано : музыка, свет, мизансцены, актёры, сверхзадачи, и когда стоишь перед занавесом, ждёшь, когда он раскроется, никогда не знаешь, произойдет это чудо спектакля или нет. А что подразумевается? Это взаимодействие зрителя и того действия, которое происходит на сцене. Да, это загадка, это волнительный момент. Но на этом и держится театр, именно на том живом нерве, когда ты стоишь и переживаешь, произойдёт это чудо или не произойдёт… Конечно,  возможности у провинциального театра  другие, но это нисколько не делает нас дешевле. В том смысле, что качество спектаклей всё равно мы стараемся разными ухищрениями держать на уровне. Поэтому, я думаю, что и сегодняшняя работа — это одно из тех доказательств, что, успех зависит отнюдь не только  от бюджета. 

Елена Береговая, глава города Петров Вал:

— Поход в театр для меня всегда – особый подъём и вдохновение. Этот раз не стал исключением. Очень необычное решение и в драматургическом плане и в плане художественно-стилевого  решения. Показалось, что наши любимые артисты раскрылись по-новому. Вообще, замечательно, что театр не замыкается в своей скорлупе, постоянно находится в поиске – авторов, режиссёров, новых жанров и сценического оформления.

Наталья Хрипкова
“Уезд. Вести Камышинского района” от 29 марта 2021 г.
Фото: Камышинский драмтеатр

Авторское право © 2021 Камышинский драматический театр
top